homesite_mapsearch



ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ (лента новостей)архив новостей
28-11-2016, 08:57
28-11-2016, 08:53
28-11-2016, 08:47
28-11-2016, 08:42
28-11-2016, 08:17
КУРСЫ ВАЛЮТ НБКР

69.0900
-0.04%
73.6707
+0.49%
1.0770
-0.76%
0.2066
+2.08%
АРХИВ НОВОСТЕЙ

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  -ЭКОstan
(фотофакты, экология, окружающая среда)
  -ВИДЕОКАТАЛОГ
(видеография)

В Международном университете Кыргызстана и Кыргызском экономическом университете в этом учебном году нет бюджетных мест в связи с переходом на самофинансирование.
  -ПОГОДА
(сегодня)
Сегодня, Пн, 05/12/2016
00:0011 ⁰CБез осадков
06:007 ⁰CВозможны осадки
12:0016 ⁰CСильные осадки
18:0011 ⁰CОсадки
  -ВРЕМЯ ПОКАЖЕТ


  -ЛИЦО ВРЕМЕНИ
  -РЕКЛАМА


  -ВРЕМЯ от ВРЕМЕНИ
(цитата)
  -ИНФОГРАФИКА

  -ВНЕ ВРЕМЕНИ
(электронная библиотека сайта)
  -ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
(гость сайта)




  -ЖЫРГАЛБАЙ & ЧУЧУКБЕК
  -О ВРЕМЕНА! О НРАВЫ!
(Анэс Зарифьян, беспартийный поэт)

  -РЕКЛАМА

  -НАШЕ ВРЕМЯ
(о нас)



  -ВРЕМЯНКА
(социально-политический анекдот)
  -РЕКЛАМА

Яндекс.Метрика
ОТРЕЗОК ВРЕМЕНИ


Уразгильдеев Роберт ХасановичИСТОРИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ КЫРГЫЗСТАНА
24-02-2012, 18:56

54.159.169.210

Балета Рыцарь Безупречный


Уразгильдеев Роберт Хасанович

Уразгильдеев Роберт Хасанович – крупнейший специалист в области балетного искусства и хореографии, доктор искусствоведения, профессор, академик Общественной академии наук Кыргызстана, заслуженный деятель культуры Кыргызстана, автор многочисленных монографий, статей в журналах, периодической печати на русском, кыргызском, китайском, английском, французском языках, фарси и других о выдающихся мастерах музыкально-театрального искусства.
«Балетоведом» назвал Р.Х. Уразгильдеева Н. Нурджанов, известный ученый-искусствовед Республики Таджикистан, заметив: «Хорошо, что есть в республике такой крупный специалист в области изучения хореографии, балетного искусства и вообще театра. Есть кому интересоваться процессом развития искусства танца, проследить за творческим ростом его начинающих, многообещающих молодых артистов и крупных мастеров, есть кому навечно зафиксировать в литературе их опыт. Все статьи и книги Р. Уразгильдеева о кыргызском балете… написаны профессионалом, тонко знающим язык поэтического пластичного искусства, мир творческих поисков и размышлений его людей… Профессиональный танцор Уразгильдеев, сыгравший немаловажную роль в развитии нового для Киргизии балетного искусства, счастливо обладает навыками искусствоведческого исследования и скрупулезного анализа, тонко разбирается в почерке крупнейших мастеров хореографии, отображает на страницах книг их лучшие творения».
О таинствах творчества выдающихся мастеров искусства написал замечательные, эмоциональные и очень емкие монографии Роберт Хасанович. О нем самом пока что в основном имеется, и очень много, статей. Но, что касается его творческого пути, причем огромного, просто титанического, пожалуй, никто, кроме него самого, коротко, но наглядно описать не сможет. А потому даем «Автобиографию», изложенную очень скромно самим Робертом Хасановичем, в недавно увидевшей свет его книге воспоминаний «Пермь – город моей судьбы» (Пермь, 2004):
«… Дата рождения – 13 мая 1935 года, место рождения – город Пермь, национальность – татарин.
Окончил Пермское государственное хореографическое училище (1946–1955 гг.), класс педагога Ю.И. Плахта (классический танец), педагога К.А. Есауловой (народно-сценический танец).
С 27.05.1955 года по 30.10.1964 г. – артист балета Пермского государственного театра оперы и балета. Исполнитель партий: хан Гирей («Бахчисарайский фонтан»), Злой Гений («Лебединое озеро»), Парис («Ромео и Джульетта»), Вождь («Болеро» М. Равеля), кавалер («Спящая красавица»), Герцог («Жизель») и др.
Одновременно с работой в театре учился в ГИТИСе им. А.В. Луначарского на театроведческом факультете (заочно) и окончил ГИТИС в 1962 году по специальности «История и теория театра». Решением Государственной экзаменационной комиссии от 29 июня 1962 года присвоена квалификация «театровед». Одновременно с работой в театре и учебой преподавал в Пермском хореографическом училище искусствоведческие предметы.
С 1964 по 1986 год – ведущий солист балета, педагог-балетмейстер, хореограф-постановщик Киргизского государственного академического театра оперы и балета. Исполненные партии: Феб де Шатолер («Эсмеральда»), Иоганн Штраус («Большой вальс»), Лесничий («Жизель»), Злой Гений («Лебединое озеро»), Дроссельмеер («Щелкунчик»), Великий Брамин («Баядерка»), Темир-хан («Чолпон» М. Раухвергера), Леонато («Любовью за любовь» Т. Хренникова), разнообразный концертный репертуар. Постановщик танцевальных сцен и танцев в оперных спектаклях: «Оптимистическая трагедия» А.Холминова, «Черевички» П. Чайковского, «Дитя и волшебство» М. Равеля, «Отелло» Дж. Верди, «Алеко» С. Рахманинова, «Кошкин дом», «Кот в сапогах» и др.
Одновременно с 1966 по 1970 год – аспирант-заочник Киргизской академии наук, педагог и постановщик концертных программ во Фрунзенском музыкально-хореографическом училище им. М. Куренкеева.
В 1975 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Бибисара Бейшеналиева и киргизский балетный театр». В 1995 году защитил докторскую диссертацию на тему «Проблемы становления и развития киргизской хореографии». Решением ВАК России утвержден в звании доктора искусствоведения 19 апреля 1996 года.
Работал по направлению Министерства культуры Советского Союза за рубежом. В 1972–1974 гг. – директор Каирской балетной труппы, в 1974–1977 гг. – балетмейстер-постановщик и педагог Тегеранского театра Рудакж-холл и Тегеранской балетной академии. Возобновил спектакли классического наследия «Жизель», «Щелкунчик», «Бахчисарайский фонтан», был сопостановщиком первого персидского классического балета «Бежан и Маниже» по «Шахнаме» Фирдоуси, осуществил постановки ряда концертных программ.
В 1986 году работал заместителем начальника управления по делам искусств Министерства культуры Киргизской ССР, а с декабря 1986 года работаю проректором по научной работе и одновременно заведующим кафедрой хореографии (с ноября 1993 года) Киргизского государственного института искусств имени Б. Бейшеналиевой».
А еще Роберт Хасанович поддерживает творческие контакты со студентами Кыргызско-Российского Славянского университета, приобщая их к искусствоведению, «постоянно напоминая, что только оно, «искусствознание», помогает людям войти в мир искусства, понять его специфику, а главное – духовно обогатиться.
Почти ничего в этой «Автобиографии» не написал «летописец балета» о своих научных исследованиях и публикациях. На самом деле более 30 лет назад – в начале 70-х годов прошлого века появились в печати его первые статьи, а затем… была опубликована огромная серия монографий, исследований о музыкально-театральном искусстве республики, народной хореографии, видных мастерах искусства балета – Бибисаре Бейшеналиевой, Уране Сарбагишеве, Айсулуу Токомбаевой, Чолпонбеке Базарбаеве… Причем в произведениях Р.Х. Уразгильдеева показана определяющая роль этих мастеров в развитии культуры всей республики, а не только в искусстве балета.
Еще в 1984 г. увидела свет книга Р.Х. Уразгильдеева «Киргизский балет». В те дни на одной из страниц республиканской печати кандидат философских наук В. Уральская заметила, что «с любовью написанное» исследование истории национального балетного театра является одним из первых среди тех, что создаются в республиках страны. Скажем так: из первых и удачных… Листая страницы книги, мы возвращаемся к первым шагам киргизского национального балета и дальше вслед за рассказом автора, спокойным и рассудительным, узнаем об истоках киргизской хореографии и рождении профессионального театра в республике.
В недрах музыкального театра складывались силы, способные сделать первые самоотверженные шаги в области танца, национальная пластическая культура театрализованных игр определила направление поиска народно-сценических форм танца» (1), – пишет рецензент.
Как «летописец» Роберт Хасанович очень точно определил в этой книге и значительную роль, которую «сыграли» в становлении балетного искусства российские специалисты, и особенно постановщика первых балетов на сцене кыргызского театра, творчески яркого дарования Н.С. Холфина. Достаточно много внимания уделено старейшей балетной кузнице – Ленинградскому хореографическому училищу, где учились многие мастера балета, и не только кыргызского.
Не только рецензент В. Уральская, но и многие специалисты, а также обыкновенные зрители-балетоманы, прочитав книгу «Киргизский балет», посчитали, что одним из интересных, самостоятельных по форме и фундаментальных по роли в структуре книги разделов является глава «Создание национального репертуара», причем и эта целостная по проблематике глава содержит самостоятельные очерки об историографии балетов «Анар», «Чолпон», «Куйручук», хореографии в национальных операх.
Мы, жители столицы города Фрунзе, каждый театральный сезон с нетерпением ждали встреч с этими балетными спектаклями. Ждали, потому что точно знали, что они обязательно состоятся, поскольку являются «постоянными членами» репертуара. И, разумеется, много для нас значило чувственное восприятие специалиста-балетмейстера и балетоведа. А еще большее удовлетворение доставляло совпадение симпатий к образам, музыке, исполнителям. Мы все в те времена увлекались удивительным творчеством Ч. Айтматова, его книгами, разумеется. Но чтобы увидеть на балетной сцене, да еще «Материнское поле»?! Об этом рядовой зритель-«балетоман» мог только мечтать.
Но… Р.Х. Уразгильдеев как раз об этом спектакле и пишет в своей книге: «Эпичность балета-оратории заключается не только в широком охвате жизненных явлений, в наличии впечатляюще решенных массовых танцевальных композиций, самых разнообразных по настроению. Эпичность спектакля в первую очередь определяется подлинно народными и современными характерами героев, поставленных в трудные жизненные обстоятельства жестокой и безжалостной войной…».
Почти во всех публикациях о Роберте Хасановиче, а посвящены они не только его трудам, но и юбилеям, памятным в его творчестве датам, звучит одно, но, наверное, очень характерное определение: « Душа Балету отдана!». Потому что она – Душа Его – очарована самой жизнью, хотя нередко «окрашенной» досадными обстоятельствами… Но умеет этот человек сам раскрасить саму жизнь радостными, сказочными «балетными» красками и… поделиться потом со многими. А все потому, что всегда генетически ощущал радость жизни, а главное – радость победы.
Впервые осознанно десятилетний Роберт Уразгильдеев встретился с понятием Победы в свой день рождения, в мае 1945 года. Наверное, это было так важно для него, что и книгу свою «Пермь – город моей судьбы» начинает так:
«Счастливый май 1945 г.! Долгожданная Победа! Наконец-то окончилась страшная, кровопролитная война. Значит, не будет больше холода, голода, хлебных карточек. И, конечно, вернутся наконец-то домой наши отцы и братья. Должны вернуться. Может быть, жив и мой отец? Ведь сколько же таких случаев – говорят: что убит, пропал без вести, а человек возвращается домой. Ну пусть раненый, на костылях, без рук, но живой же и такой близкий и родной. Бывает же…» (2).
Эти слова Роберт Хасанович писал, когда ему исполнилось 69 лет. А крик души ребенка по ушедшим в том 1941 г. на фронт раздается и сегодня. И как же страшно он будет еще звучать в мае 2005 г., в год 60-летия Великой Победы.
Мне удалось встретиться впервые после войны со своим отцом Алексеем Ивановичем только в 1954 году, в пятнадцатилетнем возрасте. Рыдали мы оба, но не поняла тогда я, почему рыдаю я? Может быть, о том, что выросла без близкого, родного и надежного отца. А он? Наверное, потому же. Не увидел он в годы войны, и потом, когда она нас «разбросала» по необъятным просторам Родины, как росла его дочь. И встретил уже почти взрослую и незнакомую девушку.
И Роберт в тот радостный день Победы 1945 г. помнил, что еще в 1942 г. семилетним мальчишкой первым в их доме держал извещение-похоронку, адресованную его маме: «Ваш муж, красноармеец Уразгильдеев Х.Ш., пал смертью храбрых в боях за Социалистическую Родину». Помнил, но надеялся и ждал. Много позднее в далеком от Перми городе на Волге – Сталинграде – пионеры установили на Мемориале Славы памятную дощечку с именем его отца. Какая же была странная, непонятная жизнь наших отцов и матерей в годы строительства Страны Советов? Не была она легкой и безоблачной у детей.
Детство нашего поколения было оглушено канонадой Великой Отечественной войны, юность была потрясена развенчанием культа личности Сталина. По выражению нашего ровесника писателя Мара Байджиева, от родителей своих, переживших страх и горечь 30-х годов, мы унаследовали «травмированную хромосому с хронической жаждой истины и справедливости…».
Отец Роберта Хасановича Уразгильдеева – Хасан Шарипович – родился в 1898 г. Большие трудности пришлось преодолевать ему с самого детства. Сначала он работал мальчиком-продавцом в торговой лавке у богатого купца. А когда подрос, юный Хасан был призван на Гражданскую войну на Украину, далеко от родного дома, в Первую конную червонно-казачью армию – военводом (?). После этой войны устраивается на работу рабочим-обходчиком железнодорожных путей, позднее его повысили, и он стал диспетчером на железной дороге. Одновременно – учеба в профессиональной школе.
Не обошел стороной семью Хасана Уразгильдеева трагический 1937 г. Маленькому Роберту исполнилось только два года, в семье были еще две девочки – старшие его сестры Рая и Соня. В этот год в Перми по уже «отработанному сценарию» в других городах было «сфабриковано» так называемое «Пермское дело железнодорожных работников». Большая группа, в числе которой и отец Роберта, была заключена в тюрьму. Полтора года тянулось разбирательство, ничего не смогли обнаружить, арестованные были освобождены и реабилитированы. Мало того, специальным приказом № 104 от 27 июня 1939 г. Х.Ш. Уразгильдеев был назначен начальником отдела кадров дорожно-транспортной конторы треста – должность далеко не рядовая...
Тяжелая жизнь в эти годы выпала на долю матери Накии Мухамедзяновны. Пока отец был в тюрьме, для того чтобы прокормить троих детей, ей пришлось работать уборщицей во многих учреждениях. Но… и после освобождения из тюрьмы отца немногие люди осмеливались поддерживать знакомство с семьей «врага народа».
Моральная обстановка сложилась вокруг семьи тяжелейшая. Сегодня Роберт Хасанович твердо убежден, что все это и побудило его отца уйти добровольцем на фронт. Хотя он, как и другие работники железнодорожного транспорта, был на постоянном военном положении и от мобилизации на фронт «забронирован»…
Ранним утром 1942 г. фашистская бомба угодила в землянку, где находился отец Роберта вместе со своими боевыми товарищами. Один из уцелевших товарищей отца Роберта позднее прислал в письме обрывок документа отца, залитый кровью. Он обещал после окончания войны приехать и рассказать обо всем. Не приехал, пропал без вести.
А Роберт все равно долгие годы еще продолжал надеяться на чудо и верил, что отец все равно вернется. Поэтому, наверное, десятилетний мальчик 9 мая 1945 года встретил как настоящий праздник «для всех, кто уцелел, выжил, сохранился в эти страшные, мучительные дни и ночи проклятой войны. И мы, мальчишки, словно сошедшие с ума, носились среди празднично-ликующей, смеющейся и плачущей массы народа. Восторженными криками и особым вниманием мы встречали каждого человека в военной форме. Они – герои, они заслужили нашу любовь и признание. Ценой своей жизни отстояли свободу и независимость нашей огромной страны. Они – наши подлинные кумиры!» (3).
Отца с войны Роберт так и не дождался, как не дождались своих отцов многие наши ровесники. А жизнь между тем продолжалась. Жили трудно, но дружно. Главной обязанностью маленького Роберта в семье было запастись дровами, чтобы протопить круглую «печь-голландку», а затем на угольках испечь картошки. А зимы на Урале холодные, до сорока градусов мороза, да еще с ветром. До сих пор шутит Роберт Хасанович: «У нас на Урале двенадцать месяцев зима, а остальное – лето».
Затопив печь, Роберт потом, закутавшись в теплое, ватное одеяло и пристроившись к слабому свету керосиновой лампы, занимался любимым «делом» – зачитывался книгами, которые можно было брать в школьной библиотеке. Читал много и, как говорили сестры, «проглатывал книжки».
В 1946 году поступил в первый класс балетного училища, куда приняли тридцать мальчиков. Через девять лет обучения, а тогда курс обучения в училище был именно таким, от всего класса осталось только три ученика – Михаил Малков, Виталий Белобородов и Роберт Уразгильдеев. Позднее, уже в предвыпускных классах, в училище пришел еще один юноша – Володя Новокрещенов.
Только упорные и преданные остались в классе до конца.
«И сейчас, на пороге своего семидесятилетия, я остался верен этому труднейшему, временами каторжному и совсем не прибыльному в условиях складывающейся рыночной системы, искусству, но такому прекрасному и чистому от всяких соблазнов мира. Искусству танца – божественной Терпсихоры! – говорит, улыбаясь студентам, Роберт Хасанович.
Любимым занятием ученика и потом студента Роберта было забраться в зрительный, полутемный зал и наблюдать за репетициями, за «действом», происходящим и на сцене, и в «оркестровой яме», причем спектаклей не только балетных. Вспоминает он забавные, изящные «перепалки» – диалоги между Келлером на сцене и Шморгонером за оркестровым пультом, которые вызывали у него восторг:
- Как странно, – говорил Александр Давидович в присущей только ему манере разговора, – они у Вас, Иосиф Исаакович, танцуют вальс.
- Я же стараюсь не замечать, – парировал Келлер, – что у Вас флейта не выигрывает музыкальную тему.
После окончания хореографического училища, обучаясь почти одновременно в ГИТИСе им. А.В. Луначарского на театроведческом факультете заочно, Роберт Уразгильдеев в течение почти десяти лет на сцене Пермского государственного театра оперы и балета исполнял партии хана Гирея в «Бахчисарайском фонтане», Злого Гения в «Лебедином озере», Париса в «Ромео и Джульетте», Вождя в «Болеро» М. Равеля, кавалера в «Спящей красавице», Герцога в «Жизели» и многих других. Знания, почерпнутые в ГИТИСе по истории и теории театра, передавал студентам, преподавая искусствоведческие предметы в Пермском хореографическом училище.
Здесь, на сцене Пермского театра, позднее нашего Кыргызского академического театра оперы и балета да многих других, зрителя особенно покорял образ хана Гирея в «Бахчисарайском фонтане», созданный Робертом Хасановичем. Еще в 1960 г. режиссер Омского ТЮЗа Ю. Фридман в газете «Омская правда» писал:
«Бережно и внимательно отнесся к постановке «Бахчисарайского фонтана» балетмейстер Пермского театра Н. Авалиани… Балет волнует своим драматическим содержанием, радует стремлением передать ярким музыкально-хореографическим языком мысли и чувства, которыми живут герои пушкинской поэмы.
Особенно отрадное впечатление оставляют второе и третье действия спектакля. В сценах второго действия интересно в различных танцах переданы характеры ханских жен, раскрыта атмосфера раболепства во владениях Гирея. Третье действие, где на сцене всего лишь три действующих лица – Гирей, Мария, Зарема, – кульминационный пункт спектакля. В борьбе страстей, в поединке различных взглядов на любовь утверждается здесь пушкинская тема…
Интересен и образ Гирея, созданный Р. Уразгильдеевым. Выразительны его первое появление на сцене и момент встречи с Марией. Полный движения устремляется Гирей к Марии. И изумленно замирает перед польской красавицей. Уже в этот момент артист хорошо передает бессилие свирепого хана перед красотой, его восторг и преклонение перед Марией. Медленно склоняется властелин перед пленницей. Очень выразительны, пластичны руки актера, лучше всяких слов говорящие о чувствах Гирея. В третьем действии артист рисует нам совершенно нового хана. Он весь во власти охватившей его страсти. Чистое чувство берет верх. Это уже не прежний Гирей, грубый властелин, – это раб внезапно вспыхнувшей любви, которая очистила, возвысила его».
В 60-е годы Р.Х. Уразгильдеев стал активно выступать в печати со статьями, тематика которых была связана с искусством хореографии. Особенно запомнилось Роберту Хасановичу 2 ноября 1962 г., когда в газете «Звезда» была опубликована его первая статья о выступлениях в премьерах балета Венгерской Народной Республики Жужи Кун и Виктора Фюлеппа в балетах «Жизель» и «Бахчисарайский фонтан» на сцене Пермского театра. Фотограф театра Юрий Силин запечатлел этих артистов в пластически-выразительных фотографиях. Театральные товарищи Р. Уразгильдеева Горбунов, Горшков, Рахманов первыми оценили его театроведческий дебют и горячо поздравили. С тех пор любимой газетой Р. Уразгильдеева стала пермская «Звезда», в которой он публиковал статьи о новом балете композитора Г. Терпиловского «Выстрел в лесу», об отчетном концерте училища, о смотре татарских коллективов художественной самодеятельности, десятилетнем творческом пути балерины Риммы Шлямовой…
В шестидесятые годы большое распространение получили народные университеты искусств. Миллионы трудящихся приобщались в них к искусству театра, музыки, кино, живописи. И в Пермский университет искусств в это время пришли видные деятели Урала. Деканами университета стали искусствовед Пермской художественной галереи В. Горчаков, главный режиссер драматического театра, заслуженный деятель искусств РСФСР А. Михайлов, солистка оперы Пермского театра Л. Лубенцова и балерина А. Кокурина. Занятия проходили в помещениях театров и клубов, по времени почти одновременно. «А в это же время, – писала газета «Звезда», – в клубе им. Ф. Дзержинского идет занятие другого факультета – хореографического. Здесь артист оперного театра Р. Уразгильдеев знакомит студентов университета с историей образования русской школы классического танца, завоевавшей всемирное признание. По ходу лекции перед присутствующими выступают учащиеся хореографического училища». И фотограф Е. Загуляев сделал снимок, на котором запечатлены ученицы седьмого класса Пермского хореографического училища и их педагог Людмила Павловна Сахарова.
Вскоре почетная общественная обязанность декана университета искусств по хореографии была возложена на Р.Х. Уразгильдеева. Он стал привлекать к этой работе ведущих специалистов балетного искусства. И среди них оказалась Наталья Петровна Рославлева-Рене, автор книг о Майе Плисецкой, Марисе Лиепе, английском балете, целого ряда аналитических и критических статей. С лекциями о балете Рославлева объехала всю Пермскую область, крупные города – Березники, Губаху, Кизел, Соликамск. «Долгие годы у нас были добрые товарищеские отношения, – вспоминает Роберт Хасанович. – И когда вышла в свет моя вторая книга, посвященная выдающейся киргизской балерине Бибисаре Бейшеналиевой, Наталья Петровна написала очень теплую статью в журнале «Музыкальная жизнь» (№ 10 за 1972 год), сказав при этом мне: «Я никогда и никому не пишу рецензий, но на Вашу книгу я откликнулась с удовольствием».
Первая книга Р. Уразгильдеева под названием «Танец» была издана Пермским книжным издательством в серии «Беседы об искусстве» в 1963 году.
В начале шестидесятых годов Роберт Хасанович Уразгильдеев становится солистом театра оперы и балета Кыргызстана. И здесь он сразу дебютирует в партии Гирея в балете «Бахчисарайский фонтан», завоевав признание любителей и специалистов хореографии. Очень скоро Р. Уразгильдеев стал исполнять ведущие партии в балетах: Иоганн («Большой вальс»), Сарыбай («Куйручук»), Феб («Эсмеральда»), волшебник Ротбард («Лебединое озеро»), Лесничий («Жизель»), Байтемир («Асель»), Брамин («Баядерка»), Леонато («Любовью за любовь»), разнообразные концертные номера…
Одновременно с исполнительской деятельностью Р. Уразгильдеев работает педагогом-репетитором театра и педагогом Фрунзенского музыкально-хореографического училища им. М. Куренкеева. Успешной деятельности его способствовало то, что практический опыт на сцене подкреплялся солидной теоретической подготовкой.
Одновременно Р. Уразгильдеев продолжает пропагандировать и популяризировать искусство танца в печати.
Работая совместно с такими замечательными мастерами, как Б. Бейшеналиева, У. Сарбагишев, Р. Чокоева, С. Молдобасанова, А. Баетова, А. Токомбаева, Ч. Базарбаев, А. Ирсалиев, а также представителями талантливой молодежи, он написал интересные книги, посвященные их творчеству и искусству балета вообще.
Его статьи, отображающие достижения киргизской хореографии, печатаются в центральной и республиканской прессе, а также в сборниках «Национальное и интернациональное в искусстве», «Звезды сцены и экрана», «Искусство и человек», в журналах «Советская музыка», «Советский балет», «Ала-Тоо», «Культура и жизнь». Материалы о киргизском балете помещены в энциклопедии мирового балета, издающейся в США.
В течение двух лет Р.Х. Уразгильдеев работал художественным руководителем арабской балетной труппы в Каире.
В сентябре 1974 г. Р.Х. Уразгильдеев вместе с супругой – педагогом-балетмейстером Ингой Евгеньевной Левченко – направляется в Иран, в театр оперы и балета и Иранскую балетную академию.
По приезде они сразу же занялись восстановлением балета «Бахчисарайский фонтан», поставленного в предыдущем театральном сезоне советским балетмейстером Н. Конюс. Балетная труппа Тегерана каждый год обновлялась на 30–35% за счет молодых выпускников балетных школ Англии. Так что приходилось учить всему: и «лексике» танца, и умению надевать театральный костюм, гриму и стилю произведения. Спектакль удалось выпустить в короткий срок, за две недели. Помогло и то, что это был самый любимый, досконально изученный спектакль. Сразу же после «Бахчисарайского фонтана» начали работать над «Жизелью», причем в этом балете планировалось участие солистов балета Большого театра Москвы. Инга Евгеньевна Левченко приступила к постановке спектакля и здесь происходит пикантная неожиданность – в первый же день репетиции пропал клавир «Жизели», единственный экземпляр! Инге Евгеньевне пришлось работать по партитуре, а зачастую и самой «петь» музыкальный материал. Как раз в день генеральной репетиции клавир балета нашелся. Что скажешь, Восток – дело тонкое! Спектакль «Жизель» и выступления молодых солистов балета Большого театра Ирины Прокофьевой и Андрея Кондратова получили высокую оценку иностранных корреспондентов, очень ревниво следивших за работой советских специалистов. Кстати, слово «шурави» – «советский» – лучше было в Тегеране заменить на слово «русский». Работа по постановке балета «Жизель» на тегеранской сцене была подробно освещена в статье в журнале «Музыкальная жизнь» за 1975 год.
Творческая биография Р.Х. Уразгильдеева как артиста являет убедительный пример того, как много может успеть в жизни человек, влюбленный в свое дело, находящий в нем вдохновение и радость творчества.
Как утверждают специалисты-искусствоведы (4), а мы, зрители, всецело с ними согласны, прежде всего это отличный танцовщик, солист балета, исполнитель сложных героико-драматических партий, обладающий великолепными внешними данными и мастерством. Очень разные, но всегда колоритные образы созданы артистом: это и жестокий волшебник Ротбарт – злой гений в гениальном «Лебедином озере», это и бай Сарыбай из балета «Куйручук» – совсем не гений, но тоже злой и коварный человек. А рядом с этими откровенно отталкивающими персонажами – герои многозначные, сложные, порой страдающие. В первую очередь это хан Гирей из «Бахчисарайского фонтана» и Байтемир в «Асели», классические партии – Феб в «Эсмеральде», фокусник и маг Дроссельмеер в «Щелкунчике», Иоганн в «Большом вальсе», Леонато в «Любовью за любовь» и много-много других партий, сыгранных Робертом Хасановичем за время долгого служения «труднейшему, временами каторжному, но прекрасному и чистому искусству танца – божественной Терпсихоры!», – как часто говорит он.
С артистической, исполнительской деятельностью он успешно совмещал работу педагога-репетитора балетной труппы. Профессия эта – весьма редкая, труднейшая и не очень благодарная.
Здесь Р. Уразгильдеев – одновременно строгий и неумолимый тренер, но и внимательный, чуткий наставник, тонкий психолог, добрый друг, советчик. Он работал с большим коллективом артистов, людей творческих, с разными характерами, темпераментами, вкусами. Причем в одном классе на равных занимаются и маститые – народные, заслуженные артисты, и молодые, только начинающие свой путь в искусстве. Из всех нужно создать цельный, единый ансамбль. Роберту Хасановичу благодаря его удивительному чувству такта, доброжелательности, ровному отношению ко всем артистам, независимо от их званий и титулов, все это всегда удавалось.
Ему довелось и танцевать в одних спектаклях, и работать в репетиционном классе с Бибисарой Бейшеналиевой и Ураном Сарбагишевым, Рейной Чокоевой и Айсулуу Токомбаевой, Чолпонбеком Базарбаевым и Бериком Алимбаевым.
В творческих успехах многих артистов киргизского балета есть значительная доля труда педагогов-репетиторов театра супругов Роберта Уразгильдеева и Инги Левченко. Они не только муж и жена, но и соратники, единомышленники в искусстве, люди, на всю жизнь повенчанные с балетом. Репутацию блестящих мастеров своего дела, глубоко разбирающихся в секретах хореографии, Роберт Хасанович и Инга Евгеньевна подтвердили, представляя нашу балетную школу за рубежом – в Каире и Тегеране. Как отмечалось выше, по направлению Министерства культуры СССР они несколько лет преподавали в балетных академиях и театрах Египта и Ирана.
Что касается педагогического дара, и тоже от Бога, то профессор Роберт Хасанович Уразгильдеев и сегодня реализует его в Кыргызском государственном институте искусств им. Б. Бейшеналиевой, заведуя кафедрой хореографии и являясь проректором по научной работе. Должность организатора научной работы коллектива института, можно сказать, также профессиональная судьба Р.Х. Уразгильдеева – доктора искусствоведения по проблемам становления и развития киргизской хореографии.
Здесь необходимо еще раз повториться о том, что и сегодня его с полным правом называют Летописцем киргизского балета. Не случайно в энциклопедии мирового балета, издающейся в США, помещены материалы, написанные Р. Уразгильдеевым, о развитии этого искусства в Советской Киргизии. Широко известны, причем не только поклонникам Терпсихоры, его книги о Бибисаре Бейшеналиевой (вышла двумя изданиями), об Уране Сарбагишеве, Айсулуу Токомбаевой, Чолпонбеке Базарбаеве. Высокую оценку и специалистов, и рядовых читателей получила его монография «Киргизский балет», отразившая яркий художественный взлет одного из самых молодых национальных балетных театров. Глубоко закономерно и то, что в творческие достижения киргизского балета внес свой неоценимый вклад и сам его Летописец Балета.
Поистине, не зря говорят: «Талантливый человек талантлив во всем!». Свою исполнительскую и научную деятельность Роберт Хасанович всегда «сверял» с творчеством великих мастеров, со многими из них ему довелось встречаться и даже работать.
Ему удавалось довольно часто бывать в Москве и, конечно, в Большом театре и даже в тренировочных классах и на репетициях. На одном из таких «звездных» классов педагога А.Н. Ермолова «сошлись» в отчаянном артистическом соревновании В. Васильев, М. Лиепа, Н. Фадеечев, Ю. Владимиров, ленинградец М. Барышников, А. Годунов, М. Лавровский, В. Гордеев, Б. Акимов.
А в июле 1970 г., во время гастролей нашего театра в Москве, в зал, где Р. Уразгильдеев давал артистический урок, пришел позаниматься Владимир Васильев. «Надо ли говорить, – вспоминает Роберт Хасанович, – как его изумительные вращения, чистота позиций, экспрессия движений были для нас практическим уроком высочайшего артистического мастерства».
На музыкальный фестиваль «Весна Ала-Тоо» в 1986 г. в республику впервые приехали более 500 членов творческого коллектива Большого театра Союза ССР. Москвичи показали восемь оперных и балетных спектаклей: оперы Н. Римского-Корсакова «Царская невеста» и «Моцарт и Сальери», «Евгений Онегин» и «Иоланта» П. Чайковского, «Ифигения в Авлиде» К. Глюка, балеты – «Жизель» А. Адана, «Дон-Кихот» Л. Минкуса, «Любовью за любовь» Т. Хренникова. Большой театр исполнял «Реквием» Дж. Верди и кантату «Александр Невский» С. Прокофьева совместно с коллективом хора и оркестра Гостелерадио Киргизии. В спектаклях и концертах выступали прославленные солисты оперы и балета Большого театра.
В преддверии этих гастролей Большого театра была опубликована статья Р. Уразгильдеева в газете «Советская Киргизия» от 10 июня 1986 года «Балерина ХХ века»:
«Имя юной танцовщицы из Перми Надежды Павловой, удостоенной на Втором Международном конкурсе артистов балета в Москве в 1973 году Гран-при и золотой медали, буквально облетело весь мир. Не только профессионалы и любители балета, но даже люди, далекие от искусства хореографии, говорили о воспитаннице уральской школы балета (педагог Л. Сахарова), покорившей своей одухотворенностью, естественностью грации, танцевальной свободой…
Выступление на Международном конкурсе артистов балета принесло Павловой всемирную известность. «Другого такого яркого прихода в искусство не помню, – говорил Владимир Васильев, известный танцовщик и балетмейстер Большого театра, – во всяком случае, на моей памяти не было столь блестящего дебюта, как это случилось с Надей. Она просто ворвалась, очаровала и растрогала зрителей настолько, что сразу же с первых шагов стала легендой».
Так жители Кыргызстана благодаря Р. Уразгильдееву еще раз узнали и о Н. Павловой, и В. Васильеве.
Встречи с коллегами из России происходили постоянно, и не только в Москве или Фрунзе, но даже за границей. Роберт Хасанович вспоминает, как в апреле 1995 года почти сто пятьдесят деятелей культуры и искусства Кыргызской Республики были приглашены в Турцию, в Анкару и Стамбул для концертных выступлений. В Анкаре в первый же день прилета я отправился в оперный театр смотреть балетные классы и в театре узнал, что в столичной консерватории работает целая группа педагогов-хореографов из России».
Как и водится, самыми дорогими встречами для уроженца и ученика балетного училища являются встречи с земляками: одна из самых значительных встреч с Пермским балетом произошла в 2001 году. III Международный фестиваль «Звезды классического балета», проходивший 2–6 апреля 2001 года в столице Республики Казахстан Астане и в Алматы, стал большим событием в культурной жизни Центральной Азии и Казахстана. Радостно было увидеть балетную труппу Пермского государственного академического театра оперы и балета им. П.И. Чайковского, директора театра Анатолия Евгеньевича Пичкалева, художественного руководителя и главного балетмейстера Кирилла Александровича Шморгонера, главного дирижера Вадима Германовича Мюнстера, многих знакомых артистов балета.
Естественно, что больше всего встреч происходит на пермской земле. Тут моя Родина, живут мои родственники, родные сестры – Уразгильдеева Раиса Хасановна и Рычкова Сония Хасановна, ее муж – полковник милиции в отставке Рычков Александр Иванович, племянники Женя и Ксюша, ее муж Саша, отец Ксюши – Петров Александр Евгеньевич, близкие и далекие родственники. И, конечно, дорогие моему сердцу друзья, всегда искренние в своем желании помочь в любых жизненных обстоятельствах.

Сочинения Р.Х. Уразгильдеева

Монографии

1. Танцы. – Пермь, 1963 (Беседы об искусстве).
2. Бибисара Бейшеналиева. – Фрунзе, 1971.
3. Бибисара Бейшеналиева. – Фрунзе, 1974.
4. Уран Сарбагишев. – Фрунзе, 1981.
5. Об искусстве танца. – Фрунзе, 1981.
6. Киргизский балет. – Фрунзе, 1983.
7. Айсулу Токомбаева. – Фрунзе, 1984.
8. Киргизский народный танец. – М., 1986.
9. Бибисара Бейшеналиева (Воспоминания современников). – Фрунзе, 1987.
10. Киргизский танец. – Бишкек, 1991.
11. Айсулу Токомбаева. – Бишкек, 1996.
12. Бибисара Бейшеналиева (Воспоминания современников). – Бишкек, 1996.
13. Чолпонбек Базарбаев. – Бишкек, 1999.
14. Калый Молдобасанов. – Бишкек, 1999.
15. Пермь – город моей судьбы. – Пермь, 2004.

Статьи о пермском балете

1. Уразгильдеев Р. Венгерские гости в двух спектаклях: [Жужа Кун и Виктор Фюлепп в балетах «Жизель» и «Бахчисарайский фонтан» на сцене Перм. т-ра оперы и балета] // Звезда. – 2 ноября 1962.
2. Уразгильдеев Р. «Выстрел в лесу»: [Балет композитора Г. Терпиловского] // Звезда. – 13 января 1963.
3. Уразгильдеев Р. Мастерство любителей: [О татарских коллективах художественной самодеятельности] // Звезда. – 28 апреля 1963.
4. Уразгильдеев Р. Искусство юных: [Балет «Любка» Ж. Зориной в постановке Перм. хореогр. уч-ща] // Звезда. – 19 марта 1964.
5. Уразгильдеев Р. Десять творческих лет: [О засл. арт. РСФСР Р.М. Шлямовой] // Звезда. – 19 марта 1964.
6. Уразгильдеев Р. Балет Кыр

Поделиться:



49/365: Узгенский рис
Координаты: Ферганская долина Ближайшие населенные пункты: Узген, Баткен, Джалал-Абад Кыргызстан является родиной уникальных сортов риса, которые пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и среди ценителей ...
  • 49/365: Узгенский рис
    Координаты: Ферганская долина Ближайшие населенные пункты: Узген, Баткен, Джалал-Абад Кыргызстан является родиной уникальных сортов риса, которые пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и среди ценителей ...
  • 48/365: Крепость Кудаяр–хана
    Координаты: 39°46'19.86"N 71° 2'7.34"E Ближайшие населенные пункты: Тунук–Суу, Сары–Тала, Кан, В среднем течении река Сох принимает приток Абголь (река из озера), в устье которого, на речной террасе, приютилось одноименное ...
  • 47/365. Водопад Шаар. Падающий из горы
    Координаты: 41.062675, 76.009721 Ближайшие населенные пункты: Бирлик, Ат-Баши, Баш-Каинды, Талды-Суу, 1 мая Водопады как уникальные туристские ресурсы во всем мире привлекают миллионы отдыхающих. К водопадам прокладывают горные ...
  • 46/365: В поисках снежного лотоса
    Ближайшие населенные пункты: – Энильчек, Ак-Булун, Жергалан Координаты: Тескей-Ала-Тоо, Ак-Суйский район В Кыргызстане на высоте более 3000—4500 метров над уровнем моря растут удивительные цветы – снежные лотосы. Научное ...
  • 45/365: Журавлиное урочище- Каркыра.
    Ближайшие населенные пункты: Жергалан, Ак-Булун, Кен-Суу Координаты: 42.690883, 79.178700 Каркыра ( каз. Қарқара; в верховье — Кокжар, Джаак) — река, берущая начало в ледниках Кюнгёй-Ала-Тоо. Протекает в Кыргызстане и ...
  • 44/365: Золотая долина Сары-Джаза
    Ближайшие населенные пункты: Энильчек, Баянкол, Каркара Координаты: 42.365255, 72.275445 Есть в Иссык-Кульской области долина, которая является настоящей колыбелью человечества. Здесь можно встретить места, куда еще не ступала ...
  • 43/365: Беш-Таш : Легенда о пяти разбойниках
    Ближайшие населенные пункты: Талас, Бакай-Ата, Кум-Арык, Колба Координаты: 42.365255, 72.275445 Природный парк «Беш-Таш» сто в переводе с кыргызского означает «пять камней», находится южнее г. Таласа на северных склонах ...
  • 42/365: Комплекс Манас-Ордо
    Ближайшие населенные пункты: Ташарык, Талас Координаты: 42°31'35"N 72°22'46"E Это еще одно историческое сооружение с богатой историей, расположенное на Великом Шелковом пути на территории Кыргызстана. Кумбез находится в 22 км ...
  • 41/365: Священные камни урочища Тамга-Таш
    Ближайшие населенные пункты: Тамга, Тосор, Барскоон Координаты: N 42 06.786 E 077 31.303 На озеро Иссык–Куль туристы едут в поисках яркого солнца, прохладной воды и золотистых пляжей. Однако любители понежиться на солнышке и ...
  • 40/365: Саймалуу-Таш: Каменные страницы истории
    Ближайшие населенные пункты: Атай, Арал,Казырман Координаты: 41°10'31"N 73°48'47"E. Саймалуу-Таш в переводе с кыргызского означает «узорчатый камень»-«рисованный камень», расшитый камень. Так называется небольшое ущелье на ...

контактная информация
информация о сайте