homesite_mapsearch



ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ (лента новостей)архив новостей
28-11-2016, 08:57
28-11-2016, 08:53
28-11-2016, 08:47
28-11-2016, 08:42
28-11-2016, 08:17
КУРСЫ ВАЛЮТ НБКР

69.2439
+0.00%
73.5197
-1.59%
1.0939
+0.14%
0.2071
+0.10%
АРХИВ НОВОСТЕЙ

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  -ЭКОstan
(фотофакты, экология, окружающая среда)
  -ВИДЕОКАТАЛОГ
(видеография)

В Международном университете Кыргызстана и Кыргызском экономическом университете в этом учебном году нет бюджетных мест в связи с переходом на самофинансирование.
  -ПОГОДА
(сегодня)
Сегодня, Вс, 11/12/2016
00:00-3 ⁰CБез осадков
06:00-2 ⁰CБез осадков
12:001 ⁰CБез осадков
18:000 ⁰CБез осадков
  -ВРЕМЯ ПОКАЖЕТ


  -ЛИЦО ВРЕМЕНИ
  -РЕКЛАМА


  -ВРЕМЯ от ВРЕМЕНИ
(цитата)
  -ИНФОГРАФИКА

  -ВНЕ ВРЕМЕНИ
(электронная библиотека сайта)
  -ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
(гость сайта)




  -ЖЫРГАЛБАЙ & ЧУЧУКБЕК
  -О ВРЕМЕНА! О НРАВЫ!
(Анэс Зарифьян, беспартийный поэт)

  -РЕКЛАМА

  -НАШЕ ВРЕМЯ
(о нас)



  -ВРЕМЯНКА
(социально-политический анекдот)
  -РЕКЛАМА

Яндекс.Метрика
ОТРЕЗОК ВРЕМЕНИ


Ильина Лидия АлександровнаИСТОРИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ КЫРГЫЗСТАНА
24-02-2012, 20:40

54.166.37.177

Родоначальник кыргызской графики

Ильина Лидия Александровна


Ильина Лидия Александровна – народный художник Кыргызской Республики, заслуженный деятель искусств Киргизской ССР, лауреат Государственной премии СССР и премии Ленинского комсомола республики,.
Л.А. Ильина находилась у истоков национального изобразительного искусства и признана родоначальницей кыргызской графики.
Родилась Лидия Александровна Ильина 27 февраля 1915 года в городе Михайлове бывшей Рязанской губернии. Отец ее – Александр Федорович Ильин, школьный учитель, сам родился в крестьянской семье. Почти сразу после рождения дочери Лидии Александр Федорович был мобилизован в царскую армию – шла Первая мировая война. Мать Анна Семеновна Ильина в тяжелейшие, голодные военные годы одна воспитывала троих детей.
Будущей художнице Лидии Ильиной было 7 лет, когда после возвращения из армии отца вся семья переехала в Рязань. Здесь отец получил место директора детского дома. Воспитанники детского дома любили Александра Федоровича. Еще бы, сам директор преподает ручной труд, учит воспитанников столярному искусству, выпиливанию, полировке, инструктированию и резьбе по дереву. Во всем этом действе участвовала и Лида, прилежно наблюдая и повторяя уроки отца. Возможно, именно тогда и пробудилась в будущей художнице любовь к дереву как к материалу, из которого умелые руки могут многое извлечь.
Александр Федорович любил рисовать и писать маслом и, наверное, привил и это увлечение своей дочери. Рисование занимало много места в ее детских развлечениях и в будущем.
Здесь же, в Рязани, Лидия Ильина стала учиться рисованию у школьного учителя Александра Александровича Киселева-Камского. Художник-профессионал со вниманием и любовью относился к прилежной, увлекающейся и талантливой ученице. В шестом классе она рисовала с натуры, любила делать портреты подруг и вообще много и увлеченно рисовала.
После окончания седьмого класса школы Лидия Ильина поступила в Рязанский художественно-педагогический техникум, который успешно окончила в 1933 году, защитив дипломную работу – живописное панно «На страже».
А дальше… упорная учеба в Московском полиграфическом институте на факультете графики, где на первых курсах преподавали известные в то время гравер П.Я. Павлинов и живописец К.Н. Истомин.
Лидия Александровна всегда с любовью и благодарностью вспоминала своих учителей: Павла Яковлевича Павлинова, почти фанатично влюбленного в свое дело, человека широкой культуры и энциклопедических знаний, что тянуло к нему студентов. Строгого и сурового в обращении со студентами, но отдающего им всю свою жизнь, Константина Николаевича Истомина. Горячей и живой заинтересованностью ко всему он прививал ученикам любовь к работе, особенно над историческим материалом. Вместе с этими педагогами ученики часто бывали в музеях, изучая русское и мировое искусство, ездили на экскурсии, работали на пленэре, устраивали диспуты и дискуссии о проблемах творческого отношения к действительности.
Знакомство с графическими техниками – гравюрой на дереве и металле – началось на втором курсе института. С первой ксилографией Лидия Ильина справиться не смогла. Согласно заданию, на доске с натуры следовало вырезать серую цаплю. Лидия долго старалась лаконичными черно-белыми штрихами передать серое оперение птицы, но неудовлетворенная этим способом, она, наконец, штихелем вынула все, что вырезала, и оставила лишь черный контур.
Первая неудача заставила ее задуматься серьезно о деревянной гравюре, о способах передачи жизненного многообразия форм и цвета в этом виде искусства. И Лидия Ильина перешла на отделение ксилографии, которым руководил в институте один из крупнейших мастеров гравюры – Владимир Андреевич Фаворский. Училась у В.А. Фаворского она недолго, поскольку его отделение вскоре закрыли по соображениям идеологической целесообразности.
Дело в том, что в этот период, по формуле одного из историков, от всякого искусства стали требовать «безоговорочного восхваления существующего строя, его вождей и политустановок данного момента, выражаемого в повествовательных формах XIX века».
В.А. Фаворскому было позволено остаться в искусстве. Но его неустанная проповедь внутренних законов искусства, требование от произведения не сюжетного фактоподобия, а органической художественной ценности – все больше стали расходиться с господствующими взглядами на задачи изобразительного искусства, вызывали у «профессионалов от власти» непонимание, недоумение и не могли, разумеется, не подвергнуться публичным гонениям. С середины тридцатых до середины пятидесятых годов, когда художественная критика программно переводится в идеологическую сферу, – в этот период жизни В.А. Фаворский подвергается травле как «формалист», а его творчество практикуется как «окрашенное мозговым флером, мозговой вуалью». Некоторые графики даже потребовали «освобождения молодежи от Фаворского».
Сегодня «большинство мемуаров как бы сглажены дымкой воспоминаний и рисуют подчас почти благостный образ старого мастера, исполненного непротивления и готового любому читать лекции о композиции и пространстве. И это было. Но главное в Фаворском было то, что он несгибаемо отстаивал подлинное искусство, несмотря на все хитросплетения политики, боролся за художественную правду, против натурализма, приблизительности, против творческой пассивности и безответственности, причем борьба эта протекала не только в собственной мастерской художника, но и на трибуне – в дискуссиях, обсуждениях, выступлениях. Поэтому-то Фаворский и был одной из центральных фигур в советском искусстве» (1). Так считали и ученики В.А. Фаворского, и они последовательно «пронесли» наставления мастера через всю свою творческую жизнь. К таким последователям идейно относилась Л.А. Ильина.
После закрытия отделения ксилографии, руководимого В.А. Фаворским, Лидии Ильиной пришлось выполнять свою дипломную работу в технике литографии – иллюстрации к роману Л. Фейхтвангера «Еврей Зюсс» – под руководством другого замечательного художника и педагога Михаила Семеновича Родионова. М.С. Родионов был автором многих известных иллюстраций и станковых графических произведений, которые стали свидетельством полной победы реализма в советской графике. Внешне спокойный, медлительный, но внутренне горящий, живущий большой, напряженной духовной жизнью, Михаил Семенович не уставал пробуждать в своих учениках интерес к внутренней жизни человека, к передаче его глубоких психологических черт характера в произведениях искусства.
Бескомпромиссное понимание искусства как акта созидания, глубокая ясность взгляда на мир, поиски им законов художественной правды объединяют мастеров различных эпох, придавая их творчеству волнующий нравственный оттенок. Эти ипостаси объединяли и современников, двух замечательных мастеров-педагогов Лидии Александровны Ильиной и наложили «нравственный оттенок» на ее творческий путь.
Ученик В.А. Фаворского, народный художник Кыргызстана Андрей Николаевич Михалев, в 1977 году в г. Фрунзе издает книгу «Фаворский в Киргизии». В ней среди рисунков Владимира Андреевича, выполненных им во время путешествия по республике в 1946 году, – портрет Лидии Александровны Ильиной, который еще раз подтверждает концепцию мастера, выраженную в лекции «О рисунке. О композиции», прочитанной в г. Фрунзе в 1946 году: «Белый лист в ваших руках – это масса белого цвета, из которой вы лепите рисунок. Очень важно в рисунке возбудить это чувство массы белого на бумаге, чтобы ваш первый контур, первый штрих поднимал это белое, делал его массивным, чтобы вы могли в этой массе увидеть ту форму, которую вы хотели изобразить» (2).
В грациозной фигуре, в красивых, но крепких и крупных руках, в гордом легком повороте головы с копной роскошных волос, в трогательно легком платьице просматривается образ мастера графики, отразившего потом целую эпоху киргизского изобразительного искусства. Весь облик Лидии Александровны Ильиной как бы «выходит» из белого листа.
Позднее наибольшую известность творчеству Л.А. Ильиной принесла серия «Слово о киргизской женщине», где она, сама зрелый мастер графики, создала образы таких же сильных, полных мужественной поэзии женщин-матерей, женщин-тружениц, женщин-общественных деятелей и борцов за мир – образ, созданный в портрете Лидии Ильиной ее учителем В.А. Фаворским в том далеком послевоенном году.
Обратил внимание художник на своеобразие гор в разных районах Киргизии: около Кочкорки горы плавными, мягкими очертаниями разительно отличались от резких контуров скалистых вершин Арпы. И в этом плане еще молодая женщина, но уже зрелый мастер Л.А. Ильина получила дополнительный импульс от своего учителя к созданию своей серии «Родные края», осуществленной через десять лет (1957 г.) после новых уроков В.А. Фаворского, данных им на примере киргизской природы.
Особое впечатление оставило путешествие с В.А. Фаворским по Таласу, где, согласно эпосу, находился стан Каныкей, супруги Манаса. Здесь В.А. Фаворским было выполнено 30 пейзажных и портретных зарисовок. В путешествии по Таласу вместе с С.А. Чуйковым, Г. Айтиевым, В.С. Тюриным, А. Игнатьевым, Н.М. Михалевым и другими участвовала Лидия Александровна Ильина. И здесь, наверное, немало женских образов «собрала» она для своей будущей серии «Слово о киргизской женщине», создаваемой ею почти все послевоенное десятилетие (1958 г.). Но самые известные свои произведения-серии Л.А. Ильина создала почти через двадцать лет после приезда в нашу республику.
А в Кыргызстан Л.А. Ильина приехала после окончания Московского полиграфического института в ноябре 1939 года с дипломом с отличием и с направлением Комитета по делам искусств для работы в качестве педагога в только что открывшемся Киргизском художественном училище.
Приезд Л.А. Ильиной в Кыргызстан совпал с годом первой декады киргизского искусства в Москве. Вместе с достижениями музыкального, театрального творчества московская общественность познакомилась с творчеством кыргызских художников С. Чуйкова, Г. Айтиева, И. Гальченко, И. Игнатьева, С. Акылбекова и многих других представителей формирующейся национальной школы художественного искусства.
В первые же дни Великой Отечественной войны многие художники ушли на фронт, где с боевым оружием и «боевым карандашом» в руках защищали Родину. Оставшиеся в тылу поставили свое искусство на службу задачам военного времени. Вместе со своим супругом графиком А.Н. Михалевым, с художниками С. Акылбековым, И. Белевичем, А. Сгибневым, мастером плаката А. Игнатьевым Лидия Александровна стала активно работать в «Окнах КирТАГа», которые, как и «Окна ТАСС» в Москве и «Боевой карандаш» в Ленинграде, объединяли работающих в тылу художников в боевые агитколлективы. Она выполнила более 30 оригиналов агитокон.
В плакате Л.А. Ильиной о строительстве БЧК – «Окно КирТАГ № 13» – образный строй листа подчинен теме прославления трудового подвига строителей БЧК. На переднем плане – юноша в киргизском ак калпаке на голове и с занесенной киркой в руках призывает к самоотверженному труду. Картина сопровождается выразительным текстом Дж. Боконбаева:

Твой труд в тылу – огонь сражения,
Твой взмах кирки – удар штыка,
Все силы, все свое умение
Отдай на стройку БЧК!
«Окно КирТАГ № 13» экспонировалось в 1943 году на Всесоюзной выставке политического плаката в Москве, получило одобрительные отзывы центральной прессы и было отмечено как один из наиболее удачных плакатов.
Особенно популярной становится сатирический газетный рисунок-графика. Газета «Советская Киргизия» 8 апреля 1945 года поместила рисунок Л.А. Ильиной «Главная германская гадалка». Карикатура обнажает саму сущность фальшивой натуры Геббельса. Облаченный в женское платье, полузакрыв глаза, сидит «гитлеровский вещун» со значительным выражением в окружении обычных атрибутов гадалки: карт, кастрюли с кофейной гущей, книги, клетки с попугаем. Далее длинной вереницей в подобострастных позах застыли генералы, выглядывающий из-за ширмы Гитлер с тревогой на лице. Достоверность событиям придает сообщение Совинформбюро: «Геббельс быстро понял, какую выгоду для пропаганды он сможет извлечь из суеверия немцев, на котором играют сотни предсказателей, расплодившихся как грибы».
Рисунок Лидии Александровны «Главная германская гадалка» по остроумию решения и меткости сатирических характеристик причислен, по мнению специалистов, к лучшим образцам газетной графики периода Великой Отечественной войны (3).
Работала Лидия Александровна в годы войны и в технике масляной живописи. Она много путешествовала по республике и писала с натуры. В 1942–1945 гг. ею создано несколько ярких живописных портретов. Станковые же формы графики только начинали складываться. Лидия Александровна Ильина много рисует с натуры: виды городских улиц, наброски фигур женщин, стариков, детей. Причем работать приходилось преимущественно карандашом и акварелью, поскольку отсутствие эстампной мастерской не позволяло воплотить замыслы в материале. Сюжетные листы, выполненные черной акварелью, монохронно, в строгой графической манере достаточно достоверно передавали боевые события: «Воздушный бой» (1941 г.), «Задание выполнено», «Кровь за кровь» (1942 г.).
С 1944 года Л.А. Ильина снова начинает заниматься гравюрой на дереве, а затем и литографией.
Искусство графики в годы Великой Отечественной войны оказалось в самой гуще событий: плакаты, газетные выпуски следовали за жизнью, отражали ее многообразие, беспощадно клеймили врага, воспевали скромных тружеников тыла, умножали силы советских людей в борьбе за свободу. Многие из лучших принадлежали творчеству Л.А. Ильиной.
После войны вместе с А.Н. Михалевым она делает первые шаги в области книжной иллюстрации. Совместно они проиллюстрировали книгу А. Токомбаева «Повести и рассказы», которая увидела свет в 1946 году. Это были первые настоящие гравюры с досок, первый опыт работы в материале.
С первых шагов самостоятельного творчества Л.А. Ильина обращается к произведению киргизского писателя, к изображению людей и природы горного края, с которыми она успела хорошо познакомиться и которых полюбила. После недолгих лет учебы в полиграфическом институте, которые дали ей только общие понятия о работе в гравюре, Лидия Александровна старается на живом материале накопить опыт и на его основе сложить художественные принципы иллюстрирования. Она сразу почувствовала важнейшую особенность в складывающемся киргизском искусстве: ясную гармоничную соразмерность человека и природы. Почувствовала она и другое, что именно языком гравюры можно особенно передать эту гармоничную соразмерность.
Наиболее лаконичное и обобщенное, почти декоративное решение дает художница в заставке к рассказу «Тайна мелодии». В ней на фоне неба и гор вырисовывается фигура сидящего акына с домброй в руках. Простота приемов резьбы невольно заставляет вспомнить рассказ Л.А. Ильиной о своей первой гравюре с серой цаплей: не штрих, а декоративное пятно и силуэт играют здесь главную роль. Здесь не требуется психологическое раскрытие литературного героя – здесь только Тайна мелодии.
Творческое лицо будущего лауреата Государственной премии СССР, народного художника республики Лидии Александровны Ильиной окончательно сформировалось, как считают специалисты, в 50-е годы. Добившись значительных успехов в книжной иллюстрации и станковом эстампе, в конце 40-х годов Л.А. Ильина оказывает плодотворное влияние на творчество графиков республики.
Ее обращение к ксилографии специалисты объясняют тем, что в годы учебы в Московском институте изобразительных искусств она испытала на своем творчестве благотворное влияние художника мирового масштаба В.А. Фаворского. Мало того, как уже отмечено было выше, в 1946 году В.А. Фаворский был приглашен в Киргизию для иллюстрирования эпоса «Манас». И вновь около двух месяцев Лидия Александровна «брала уроки» у своего учителя, путешествуя с ним и другими художниками по стране.
В 1947 году творчество Л.А. Ильиной представляет собой «новое слово» в графическом искусстве республики. На этот раз она творит гравюры на темы киргизского эпоса «Манас», иллюстрирует единое по своей литературной ткани произведение. Кто знает, возможно, своими иллюстрациями эпоса Лидия Александровна стремилась донести до зрителя «неосуществленное», – то, что намеревался осуществить В.А. Фаворский и для чего он был приглашен в Киргизию, – иллюстрировать эпос «Манас».
Как бы то ни было, Л.А. Ильина создает серию портретов героев эпоса – баатыров – в орнаментальных обрамлениях. Такой подход не случаен: через орнамент художница выражает интерес к образу человека, передаче средствами гравюры его характера, облика, национальных особенностей; в то же время она опирается на плоскостно-декоративные приемы, практиковавшиеся в 30-х годах большинством последователей школы В.А. Фаворского. В своих последующих работах она разовьет идеи школы своего учителя.
Мастер гравюры Л.А. Ильина ищет прежде всего выразительности силуэта человеческой фигуры, занимающей главное место в изображении. В ее гравюрах «Алмамбет – баатыр Манаса» и «Бакай – баатыр Манаса» фигуры героев развернуты фронтально на переднем плане, а моделировка объемов выполнена с таким расчетом, чтобы не нарушить плоскости листа. Местами оставлен белый фон, который подчеркивает силуэтный характер фигур. Каллиграфическая орнаментальность сообщается линиям. Приемы, используемые Л.А. Ильиной, придают изображению определенную отвлеченность, символичность, что находит оправдание в гиперболическом характере самих героев эпоса.
Средствами гравюры в иллюстрациях к эпосу «Манас» начинает складываться система образно-психологической характеристики героев: несколькими точными линиями обрисовывается характер или душевное состояние человека. Через символически гиперболизированные образы мастеру графики удается дать острую и лаконичную обрисовку характера, своеобразных, национальных особенностей, черт героев.
Постепенно у Л.А. Ильиной начинают складываться особые, свойственные только ей тематика и направление творческих исканий, которым она попыталась следовать в последующие годы. Так, в 1977 году она иллюстрирует сказки А.С. Пушкина. Однако иллюстрирование классической литературы не приносит ей удовлетворения, и она надолго отказывается от него.
В 1949 году Л.А. Ильина отправилась в Москву с творческим отчетом вместе с художниками союзных республик. И здесь ее иллюстрированные работы в гравюре – заставки к рассказам и повестям А. Токомбаева, серия гравюр к эпосу «Манас» вместе с другими работами, представленными на отчетной выставке, – получили высокую оценку виднейшего художника книги Н.В. Ильина. Государственное издательство художественной литературы сразу же предложило иллюстрирование произведения писателя Т. Сыдыкбекова «Люди наших дней».
Следует заметить, что истоки и творческий рост Л.А. Ильиной-графика совпали по времени с развитием ксилографии в советском искусстве. В начале 20–30-х годов происходило «преодоление» сильных «формалистических тенденций». В книжной гравюре это «преодоление» происходило сложнее и дольше, нежели в других видах иллюстрации, хотя в то время перед нею не ставилась задача раскрытия идей и образов литературного произведения.
К концу 30-х годов книжная гравюра становится на реалистический путь. Учитель Лидии Ильиной В.А. Фаворский к тому времени создал немало жизненных, глубоко психологических гравюр. В 1939 году увидел свет калмыкский эпос «Джангар» с его иллюстрациями. В годы Великой Отечественной войны и послевоенные годы книжная гравюра достигает новых успехов, освободившись от схематизма графического языка, свойственного ей в прошлом. Появились значительные иллюстративные циклы гравюр В.А. Фаворского к «Слову о полку Игореве» и «Борису Годунову», Г.А. Ечеистова к «Дон-Жуану» Д. Байрона, А.Д. Гончарова к «Фаусту» И. Гете, М.И. Пикова к «Родному селу» Лу Синя, Ф.Д. Константинова к «Ромео и Джульетте» и «Гамлету» В. Шекспира и многие другие.
Именно в эту пору, когда в гравюре со всей полнотой проявляются индивидуальные характеры дарований, индивидуальные приемы и средства выражения творчества мастеров, в семью иллюстраторов вступила и Л.А. Ильина. Причем ксилография стала ее излюбленной творческой техникой. Перед графиком Ильиной раскрывались совершенно новые горизонты и новые выразительные возможности ксилографии. Идейные обобщения, глубокие психологические и эмоциональные характеристики, которые раньше появлялись лишь в произведениях В.А. Фаворского и А.И. Кравченко, теперь стали целью, к которой устремлялись все мастера, работающие в этой области.
Используя опыт своих учителей, А.Л. Ильина устремилась к выражению национального своеобразия художественных произведений реалистическими средствами. Надо сказать, что таким опытом уже владела и сама Л.А. Ильина. Очевидно, яркое ощущение национального характера, продемонстрированное в ее работах на отчетной выставке в 1949 году, привлекло внимание московских художников. И, как было отмечено выше, Лидии Александровне были заказаны иллюстрации к роману киргизского писателя Тугельбая Сыдыкбекова «Люди наших дней».
Сюжет и образы романа – жизнь тружеников иссык-кульских колхозов накануне и в годы Великой Отечественной войны – были известны и близки художнице. Она как раз, прибыв в Киргизию в 1939 году, окунулась одновременно и в изучение жизни будущих своих героев, и в поиски своих творческих путей.
И позднее, после войны, мастер продолжала создавать серию портретов, которые можно было объединить под тем же названием «Люди наших дней». Причем ее влечение к портретированию всегда обусловливается интересом и любовью к людям с различными и сложными характерами. В 1945–1949 годах Л.А. Ильина выполняет огромный ряд станковых графических портретов. Л. Ильина-гравёр объединяет их в серию автолитографий «Лучшие люди Советской Киргизии». В портретах народного художника Киргизской ССР Гапара Айтиева, народного акына А. Усенбаева, народной артистки Киргизской ССР М. Омуркановой, писателя Аалы Токомбаева художник старалась показать значительность новых черт, которые были характерны для молодой киргизской интеллигенции. Некоторая «официальность» подчеркнута и известной сухостью рисунка.
В основу законченного портрета автолитографии «Молодой чабан» (1947 г.), «Студентка» (1947 г.), карандашного рисунка «Киргиз» (1949 г.), цикла иллюстраций-гравюр к роману М. Ауэзова «Абай» Л.А. Ильина вложила свои непосредственные наблюдения над чувствами и характерами простых людей. Проблемы психологической характеристики вскоре стали основными в творческой лаборатории Л. Ильиной-иллюстратора. В этих работах она использовала замечательный опыт вдумчивого, проникновенного портретирования, которым обладал и которое прививал ей один из учителей – М.С. Родионов.
На Всесоюзной художественной выставке в 1950 году работы Л.А. Ильиной привлекали внимание чувством национального колорита, глубокого понимания своеобразия природы, исторического и национального особенностей быта, нравов и человеческой психологии. Лидия Александровна, как никто другой, остро чувствовала своеобразие окружающей ее жизни, и поэтому ее гравюры отличались современностью и простотой художественных средств.
Тонкой графичностью отличаются лучшие иллюстрации к произведению М. Ауэзова «Абай» (1950 г.). Острыми светотеневыми контрастами, передающими особенности пейзажа Туркмении, «Страны беспощадного солнца», отличаются гравюры Л.А. Ильиной к роману туркменского писателя Берды Кербабаева, роману Е. Мальцева «От всего сердца» (1952 г.).
Одновременно с книжными гравюрами на дереве Л. Ильина выполнила много станковых литографий и офортов. Литография давала мастеру большие возможности для мягкой светотеневой моделировки, передачи тонких градаций тоновых отношений, мягкой лепки объемов, выявления среды и пространственных планов средствами воздушной перспективы. Наверное, поэтому линогравюра стала излюбленной техникой Л.А. Ильиной в последующем ее творчестве.
В серии «Слово о киргизской женщине» (1958 г.) художник воплотила долгие наблюдения жизни и психологии киргизского народа. Серии предшествовала гравюра «Свекловичница», где обобщенно выражен характер современной женщины Советского Востока.
«Слово о киргизской женщине» состоит из семи листов: «Юность», «Встреча», «Полдень», «Сборщица», «Через перевал», «Страда» и «Поздний отдых». Техника цветной гравюры на линолеуме, в которой выполнена эта серия, потребовала от художницы декоративного чутья и смелости обобщения. В частности, в гравюре «Юность», которой открывается серия, цвет играет активную эмоциональную роль, подчиняясь образному строю произведения. Мягкие переходы розового, голубого и серого тонов в сочетании с нежными оттенками лилового соответствуют чистоте и свежести раннего утра.
Образностью и типичностью впечатляет фигура женщины, несущей хлопок на голове, в листе «Сборщица». Она, как античная кариатида, с тяжелыми складками одежды и крепкими руками, придерживающими тюк. Четкому выявлению классически строгого силуэта способствуют глубокий синий тон неба и интенсивные желтые и черные цвета. В «Сборщице» цвет играет активную роль.
Серия линогравюр «Слово о киргизской женщине» принесла большую известность Лидии Александровне и выдвинула ее в ряды ведущих мастеров советского эстампа. В ее творчестве общая тенденция советского искусства, заключающаяся в создании сильных характеров, полных поэзии труда, получила национальную окраску. Причем образ киргизской женщины получает классическое отражение в разных аспектах: женщина-мать, женщина-труженица, женщина – общественный деятель и борец за мир.
В 60-е годы Л.А. Ильина, свободно владеющая всеми графическими материалами, в станковом творчестве предпочитала линогравюру, но неоднократно обращалась к офорту и литографии.
Подлинным шедевром киргизской и советской графики является линогравюра «Делегатки из Тянь-Шаня» (1960 г.). Здесь графиком созданы образы яркие, впечатляющие. На белоснежном фоне листа темным силуэтом выделяются две женские фигуры с четко выраженным типом лица тянь-шаньских киргизов. С почти скульптурной осязательностью на переднем плане изображена внимающая слову женщина. Монументальная стандартность силуэта, естественность и свобода позы, карандаш в руке – все это говорит о новом социальном положении женщины Востока, ее гражданской активности. Женственность героини подчеркивается мягкими чертами прекрасного лица, плавным абрисом непокрытой головы с гладкой прической, изящно брошенным на плечи платком и трогательными сережками в ушах. Парность и монолитность графической группы дает ощущение того, что таких умных, мужественных и социально активных женщин много и они представляют собой значительную силу в обществе.
Вслед за этой гравюрой, обошедшей многие страны мира, и серией «Черные годы» (1962 г.), а также цикла «По Киргизии» (1963 г.) последовали известные серии «Женщины мира» (1965 г.), «Молодежь Киргизии» (1966 г.), «Материнство» (1967 г.).
В эти годы Лидия Александровна стала известна как мастер крупного художественного обобщения, как художник, выражающий сущностные стороны явлений в сочетании с тем неповторимо индивидуальным ощущением конкретной жизни, без которого нет искусства. Мастерство Л.А. Ильиной было признано присуждением Государственной премии СССР.
Жизненный материал Кыргызстана, глубоко прочувствованный и опоэтизированный восприятием художника, находится и в основе большинства эстампов Л.А. Ильиной (60–70-х гг.). В волнующие образы художник сумела воплотить и раздумья старой женщины-кыргызки – «Воспоминания» (1963 г.), и состояние всадников, мерно движущихся по горной тропе в лучах заходящего солнца, – «Возвращение» (1963 г.), и мир современной молодежи с ее романтическими устремлениями, тягой к искусству, одухотворенностью – «Новые стихи» (1967 г.), «Ритмы музыки» (1967 г.). И всюду крупным планом – образ человека-хозяина – строителя новой жизни.
Традиционная и современная культура Кыргызстана, ее быт и природа отображены в сериях цветных и реже черно-белых эстампов. В них все чаще человек вписывается в среду, широко используются эмоциональные возможности формы и цвета. В таком плане созданы серии цветных эстампов «Праздник в колхозе» (1972 г.), «Отечество» (1972 г.), триптих офортов «Музыка» (1972 г.), цикл «Небылицы» (1973 г.), триптих «Ритмы» (1976 г.). И здесь Л.А. Ильина остается художником глубокого реалистического восприятия мира и высокого профессионализма.
Л.А. Ильина вырезала шестьдесят шесть гравюр на дереве к книге Ч. Айтматова под общим названием «Джамиля» (М., 1966). В них вложены богатый опыт работы над национальной темой, идивидуальное чувство Киргизии, а также собственное понимание поэтики и стилистики айтматовских произведений. Герои Ч. Айтматова в интерпретации Л.А. Ильиной наделены силой характера, нравственной чистотой, глубоким эмоциональным миром. В 1971 году она вновь возвращается к героям Ч.Айтматова, иллюстрируя повесть «Материнское поле» для Международной выставки книжной графики в Лейпциге.
В 1972 году Л.А. Ильина вновь обращается к образам, созданным Ч. Айтматовым, к социально-психологическим проблемам, волнующим каждого человека. В триптихе черно-белых станковых линогравюр «По мотивам повестей Чингиза Айтматова» гравер вновь демонстрирует силу художественного проникновения в глубины человеческой души, легко и свободно работает с формой, организуя ее в сложную, целостную по структуре композицию.
В гравюре «После сказки» «фаворовский» белый лист сияет особенно ослепительно, а линии и штрихи необыкновенно одухотворены. Как большая тема человеческой нравственности звучит изображенный миг уносимого рекой мальчика. Он не уплыл, как рыба. Мальчик ушел в небытие с верой в жизнь, добро, в «Белый пароход», а зритель через переживание трагедии приходит к внутреннему просветлению.
Волнует Л.А. Ильину и общезначимая тема войны и мира. В ее линогравюре «Память» (1975 г.) – изображение людей разных континентов, в том числе и киргизской матери, склоненных у Вечного огня. Композиция решена как наполненное светом пространство – символ мирного счастья человечества, за которое отдали жизнь герои прошедшей войны.
Серия «Песня в борьбе за мир» (1982 г.) – представляет известных всему миру этой эпохи исполнителей политической песни – Виктора Хара, Дина Рида, Софию Ротару, Мирей Матье и др.
Своеобразно решена тема защиты мира в серии «Миру–мир» (1984 г.). Художник «населила» листы образами известных представителей человеческой культуры и произведений искусства прошлых веков и современности для подтверждения идеи о непреходящих ценностях, неповторимости художественных открытий и призывает к сохранению их для будущих поколений.
Необходимо подчеркнуть: творческое стремление Л.А. Ильиной продемонстрировать высокий уровень достижений графического искусства Кыргызстана, несомненно, стимулировало активность работы всего коллектива графиков, их обращение к основным техникам эстампа, совершенствование реалистического мастерства в республике.
Л.А. Ильина всегда оставалась признанным лидером в искусстве книжной иллюстрации и вплоть до 50–60-х годов книжная иллюстрация была представлена почти исключительно работами Лидии Александровны. Сотрудничала она в основном с центральными издательствами. В 60-е годы в республике укрепляется полиграфическая база, появляются специалисты в области художественного оформления книги, однако и здесь Л.А. Ильина вновь достигает заметных успехов. Она справляется с поиском графических эквивалентов образов самых разных художников слова – от представителей молодой киргизской литературы до американца Э. Хемингуэя, японца Басе и таких великих мастеров прошлых эпох, как Пушкин, Шекспир, Петрарка.
Своеобразным этапом для Л.А. Ильиной стала работа над иллюстрированием книги Леси Украинки «Лесная песня» (1960 г.). Здесь она проявила свои способности к художественному конструированию книги.
В ансамбль книги Ю. Янковского «Всадники» (1968 г.) органично вошел красный цвет, вспыхнувший в шрифте романа на титуле, окрасивший суперобложку и пронизывающий весь текст в заглавных буквах начала глав.
Охотно работала мастер над иллюстрированием киргизского фольклора: цветные рисунки к книгам «Разве это небылицы?» и «Киргизские народные сказки». Ее внимание привлекают и книги для детей: Я. Земляка «Так играют малыши»; Т. Кожомбердиева «Про Беке, про Меке и про Кеке».
В 70–80-е годы Лидия Ильина создает циклы миниатюрных иллюстраций к поэтическим сборникам «Стихи и поэмы А.С. Пушкина» (1971 г.), «Лирика М.Ю. Лермонтова» (1976 г.), «Сонеты» (1977 г.), «Гитара» (1977 г.) Ф. Лорки, «Лирика» (1980 г.) Г. Гейне. Классически строгий графический стиль этих циклов отвечает высоте русской и мировой поэзии. Мастер графики демонстрирует филигранность граверного мастерства, его гибкость в выражении концентрированности художественного образа и в организации всей системы изобразительного комплекса этих изящных изданий.
В эти же годы над книжной иллюстрацией, макетированием, художественным оформлением книги успешно работают художники А. Осташев, В. Джумабаев, В. Гладков, А. Мисюрев, Т. Герцен, И. Бульба, В. Максимов, М. Ахмедов, а также приходят молодые графики Т. Курманов, У. Осмоев, А. Момуналиев.
Основополагающее место в кыргызском изобразительном искусстве всегда занимал рисунок. Произведениям живописи и графическим композициям предшествовали многочисленные наброски, кроки, рисунки, фиксирующие живые наблюдения. Интерес к рисунку в изобразительном искусстве Кыргызстана связан с именем Л.А. Ильиной и А. Михалева – профессиональными графиками. Творчество Л.А. Ильиной, работающей в станковом и книжном эстампе без подробных эскизных разработок, существенно дополняют рисунки карандашом, тушью, пастелью, фломастером, сангиной, горной акварелью.
Не теряя индивидуальности своего художественного мышления, художник необычайно многогранна в рисунке. Она создает рисованные портреты, в которых высокая степень художественного обобщения сочетается с убедительной характеристикой конкретного персонажа в его неповторимой человечности. «Охотник из Улахола» (1960 г.), «Девочка» (1960 г.), «Портрет киргиза» (1960 г.), острохарактерный портрет «Корнелиу Баба».
Из серии «По Японии» (1961 г.) зрителя поражает монументальностью жанрово-пейзажный мотив рисунка «Рисоводы». Иным решением, а именно формой пространственности, живописностью среды отличаются рисунки, созданные художником в период поездки по Италии – «Утро в Риме. Сан-Пьетро», «Вилла Гарибальди», «Ассизи», «Понте Веккио».
И повсюду, будь то зарубежные или «родные», Лидия Александровна помещает свои модели в среду, прослеживая взаимосвязь человека с миром вещей, смягчая конструктивность и предметность рисунка. Она постоянно испытывает пристальный интерес к человеку и пейзажу: «Юноша» (1975 г.), «Айша» (1975 г.), «Двое» (1974 г.), «Натурщица в интерьере» (1974 г.), «В мастерской» (1974 г.), «Девушка с пиалой» (1983 г.), «Сумерки» (1984 г.),
«В предгорье» (1984 г.).
Почти 80 лет жила и творила Л.А. Ильина. И… творила, творила, творила. Если захочется представить себе природу родного горного края, достаточно посмотреть на творение души и рук Лидии Александровны Ильиной «Новые пути». Их можно описать прозой таким образом:
«Кругом расстилается нежная плюшевая зелень лугов, медленно плывут навстречу поросшие травами холмы. Тишина. Изредка слышится голос чабана, перегоняющего овец через дорогу, или шелест мчавшихся по асфальту машин.
Белыми ожерельями весело бегут вдаль бусинки шоссейных столбов. И вдруг слева постепенно поднимаются и растут на ваших глазах синевато-лиловые горы. О

Поделиться:



49/365: Узгенский рис
Координаты: Ферганская долина Ближайшие населенные пункты: Узген, Баткен, Джалал-Абад Кыргызстан является родиной уникальных сортов риса, которые пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и среди ценителей ...
  • 49/365: Узгенский рис
    Координаты: Ферганская долина Ближайшие населенные пункты: Узген, Баткен, Джалал-Абад Кыргызстан является родиной уникальных сортов риса, которые пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и среди ценителей ...
  • 48/365: Крепость Кудаяр–хана
    Координаты: 39°46'19.86"N 71° 2'7.34"E Ближайшие населенные пункты: Тунук–Суу, Сары–Тала, Кан, В среднем течении река Сох принимает приток Абголь (река из озера), в устье которого, на речной террасе, приютилось одноименное ...
  • 47/365. Водопад Шаар. Падающий из горы
    Координаты: 41.062675, 76.009721 Ближайшие населенные пункты: Бирлик, Ат-Баши, Баш-Каинды, Талды-Суу, 1 мая Водопады как уникальные туристские ресурсы во всем мире привлекают миллионы отдыхающих. К водопадам прокладывают горные ...
  • 46/365: В поисках снежного лотоса
    Ближайшие населенные пункты: – Энильчек, Ак-Булун, Жергалан Координаты: Тескей-Ала-Тоо, Ак-Суйский район В Кыргызстане на высоте более 3000—4500 метров над уровнем моря растут удивительные цветы – снежные лотосы. Научное ...
  • 45/365: Журавлиное урочище- Каркыра.
    Ближайшие населенные пункты: Жергалан, Ак-Булун, Кен-Суу Координаты: 42.690883, 79.178700 Каркыра ( каз. Қарқара; в верховье — Кокжар, Джаак) — река, берущая начало в ледниках Кюнгёй-Ала-Тоо. Протекает в Кыргызстане и ...
  • 44/365: Золотая долина Сары-Джаза
    Ближайшие населенные пункты: Энильчек, Баянкол, Каркара Координаты: 42.365255, 72.275445 Есть в Иссык-Кульской области долина, которая является настоящей колыбелью человечества. Здесь можно встретить места, куда еще не ступала ...
  • 43/365: Беш-Таш : Легенда о пяти разбойниках
    Ближайшие населенные пункты: Талас, Бакай-Ата, Кум-Арык, Колба Координаты: 42.365255, 72.275445 Природный парк «Беш-Таш» сто в переводе с кыргызского означает «пять камней», находится южнее г. Таласа на северных склонах ...
  • 42/365: Комплекс Манас-Ордо
    Ближайшие населенные пункты: Ташарык, Талас Координаты: 42°31'35"N 72°22'46"E Это еще одно историческое сооружение с богатой историей, расположенное на Великом Шелковом пути на территории Кыргызстана. Кумбез находится в 22 км ...
  • 41/365: Священные камни урочища Тамга-Таш
    Ближайшие населенные пункты: Тамга, Тосор, Барскоон Координаты: N 42 06.786 E 077 31.303 На озеро Иссык–Куль туристы едут в поисках яркого солнца, прохладной воды и золотистых пляжей. Однако любители понежиться на солнышке и ...
  • 40/365: Саймалуу-Таш: Каменные страницы истории
    Ближайшие населенные пункты: Атай, Арал,Казырман Координаты: 41°10'31"N 73°48'47"E. Саймалуу-Таш в переводе с кыргызского означает «узорчатый камень»-«рисованный камень», расшитый камень. Так называется небольшое ущелье на ...

контактная информация
информация о сайте