homesite_mapsearch



ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ (лента новостей)архив новостей
28-11-2016, 08:57
28-11-2016, 08:53
28-11-2016, 08:47
28-11-2016, 08:42
28-11-2016, 08:17
КУРСЫ ВАЛЮТ НБКР

69.0900
-0.04%
73.6707
+0.49%
1.0770
-0.76%
0.2066
+2.08%
АРХИВ НОВОСТЕЙ

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  -ЭКОstan
(фотофакты, экология, окружающая среда)
  -ВИДЕОКАТАЛОГ
(видеография)

В Международном университете Кыргызстана и Кыргызском экономическом университете в этом учебном году нет бюджетных мест в связи с переходом на самофинансирование.
  -ПОГОДА
(сегодня)
Сегодня, Вс, 04/12/2016
00:0011 ⁰CБез осадков
06:007 ⁰CВозможны осадки
12:0016 ⁰CСильные осадки
18:0011 ⁰CОсадки
  -ВРЕМЯ ПОКАЖЕТ


  -ЛИЦО ВРЕМЕНИ
  -РЕКЛАМА


  -ВРЕМЯ от ВРЕМЕНИ
(цитата)
  -ИНФОГРАФИКА

  -ВНЕ ВРЕМЕНИ
(электронная библиотека сайта)
  -ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
(гость сайта)




  -ЖЫРГАЛБАЙ & ЧУЧУКБЕК
  -О ВРЕМЕНА! О НРАВЫ!
(Анэс Зарифьян, беспартийный поэт)

  -РЕКЛАМА

  -НАШЕ ВРЕМЯ
(о нас)



  -ВРЕМЯНКА
(социально-политический анекдот)
  -РЕКЛАМА

Яндекс.Метрика
ОТРЕЗОК ВРЕМЕНИ


Абрамзон Саул МатвеевичИСТОРИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ КЫРГЫЗСТАНА
24-02-2012, 21:26

54.158.83.210

«Пытливый, талантливый исследователь…»


Абрамзон Саул Матвеевич


Абрамзон Саул Матвеевич, виднейший ученый-этнограф, тюрколог, один из крупных киргизоведов, принадлежит к той плеяде ученых, усилиями которых была создана научная школа в этнографии Кыргызстана. Глубина постановки научных проблем, широкая эрудиция, всестороннее знание особенностей культуры и быта народов Средней Азии, Казахстана, Алтая, Южной Сибири позволили ему вникнуть в многообразие этнических процессов, происходящих с древнейших времен до наших дней, особенно с первой половины жесточайшего ХХ века.
Родился С.М. Абрамзон 3 июля 1905 г. в г. Дмитровском (бывшая Орловская губерния) в семье часового мастера. В 1922 г. окончил советскую школу II ступени и поступил в Ленинградский сельскохозяйственный институт, но в 1924 году перевелся на этнографическое отделение географического факультета Ленинградского университета, где специализировался по турецкому циклу. Выдающиеся тюркологи А.Н. Самойлович и С.Е. Малов являлись научными руководителями этого цикла.
Первые этнографические исследования, проводимые в стране в 1924– 1930 г.г., связаны с именами талантливейших этнографов Н.П. Дыренковой и Ф.А. Фиельструпа. Очевидно, их преданность научному поиску подвигла молодого ученого С.М. Абрамзона связать всю свою творческую жизнь именно с этой, этнографической сферой знания. Еще в студенческие годы он совершил две этнографические поездки: в Пошехоно-Володарский уезд Ярославской губернии – в 1924 г. и в Каракольский округ Кыргызстана – в 1925 г.
Впоследствии вся научная и педагогическая деятельность ученого была посвящена этому горному краю, и началась она с 1926 года, когда С.М. Абрамзон был приглашен в республику для работы в Киргизской научной комиссии, созданной для систематического и целенаправленного сбора материалов по истории, этнографии киргизского народа, а также – коллекции для организуемого в республике исторического музея. Трудовую деятельность в республике он, собственно, и начал на поприще научного сотрудника сначала областного музея в г. Фрунзе, а затем – заведующего Государственным музеем.
Интеллектуальный «дефицит» – символ времени – сказывался на многих, и в течение нескольких лет С.М. Абрамзон, одновременно работая в качестве заместителя директора Киргизского научно-исследовательского института при Совете Народных Комиссаров (СНК) Киргизской Автономной Республики, руководил секцией «Человек» этого же института, являлся ученым–хранителем Государственного музея, исполнял обязанности директора, а затем был назначен директором Института краеведения при Наркомпросе Киргизской АССР.
И хотя он постоянно, с 1931 года, жил в г. Ленинграде и работал до конца своих дней в секторе этнографии народов Средней Азии, Казахстана и Кавказа Ленинградской части Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая АН СССР, научная деятельность С.М. Абрамзона была в основном связана с Кыргызстаном.
Заслуги С.М. Абрамзона перед исторической наукой Кыргызстана неоспоримы и огромны. Почти все этнографические экспедиции, проводимые в республике с 1926 года до конца 50-х годов, проходили под его руководством. Саул Матвеевич был основным организатором работы по подготовке специалистов-этнографов в республике. Педагог-ученый, он постоянно читал лекции по этнографии вообще и Киргизии в частности для студентов-историков и географов Киргизского государственного педагогического института в г. Фрунзе. Среди его учеников – Т. Баялиева, А. Алымбаева, К. Мамбеталиева и многие другие, посвятившие свою творческую жизнь этнографии. Он консультировал, редактировал работы известных этнографов республики К.И. Антипиной, А.Ф. Бурковского, И.Т. Айтбаева. В 1966 г. в структуре Института истории Академии наук Киргизской ССР был выделен сектор этнографии. В 1989 г. это подразделение было преобразовано в отдел.
С.М. Абрамзон оставил огромное научное наследие: монографии, статьи, рецензии. Они хранятся в Институте истории НАН Кыргызстана. Среди многих – ценнейшие материалы: автографы, письма и рукописи ученого…
Диапазон научных проблем, которыми занимался С.М. Абрамзон, широк и охватывает почти все проблемы этнографии киргизского народа. Ведущее место занимают исследования по дореволюционному общественному строю, семье и браку. Важнейшим аспектом исследований С.М. Абрамзона является проблема этногенетических и историко-культурных связей киргизов с народами Средней Азии, Южной Сибири и Центральной Азии. Среди них – вопросы истории форм хозяйственной деятельности киргизов, их материальной культуры, обрядов, обычаев и верований.
Как отмечает Саул Матвеевич, свои изыскания в области киргизской этнографии он начал рекогносцировочной поездкой на озеро Иссык-Куль в 1925 году. Среди первых этнографов, проводивших исследования в Кыргызстане в соответствии с современными научными требованиями, были сотрудники ленинградских этнографических музеев Ф.А. Фиельструп (1) и Н.П. Дыренкова (2).
Вторая половина 20-х годов XIX века отличается особенно интенсивной экспедиционно-собирательской деятельностью. И хотя большинство экспедиций не преследовало самостоятельно этнографических целей и проводило в основном социологические и социально-экономические исследования, было собрано и впоследствии опубликовано много ценных материалов, имеющих прямое отношение к этнографии. В рукописных фондах Национальной академии наук хранятся отчетные материалы Ф.А. Фиельструпа и Н.П. Дыренковой за полевые сезоны 1925–1926 гг. Отчеты с автографами – росписью этих, уже легендарных ученых – еще одно историческое свидетельство их причастности к истории многих научных открытий. А вместе с этими учеными – и исторической причастности к этим открытиям С.М. Абрамзона.
В 1926–1931 гг. проводились экспедиционные полевые работы по сбору этнографических материалов и коллекции в Прииссыккулье, в долинах Алая, Суусамыра, Чон-Кемина, Кочкора. Эти работы С.М. Абрамзон сочетал с организаторской деятельностью по созданию Республиканского музея и Научно-исследовательского института краеведения при СНК Киргизской ССР. Собственно организацией музея и была продиктована необходимость сбора этнографического материала. Следует отметить, что в эти же годы большой интерес к этнографии родного народа проявили и первые киргизские исследователи – Б. Солтоноев, С.И. Ильясов, Б.Д, Джамгырчинов и Б.М. Юнусалиев.
Являясь руководителем Музея краеведения, С.М. Абрамзон выступает активным пропагандистом краеведческой работы в республике. В местных и центральных журналах он публикует несколько статей: в журнале «Жаны маданият жолунда» в 1928 г. (№13) – статья «Краеведение в Киргизстане», а в № 6–7 этого же журнала – «Октябрь и краеведение», в том же 1928 г. (№ 5) в журнале «Москва» – «Краеведение в Киргизии».
Материалы этнографической экспедиции, проведенной в 1927 г. в Алайской долине с целью изучения особенностей жизни алайских киргизов и этнокультурных связей с узбеками и таджиками, были обобщены С.М. Абрамзоном в статье «Алайские киргизы». Она была опубликована в журнале «Жаны маданият жолунда».
Пристальное внимание в этот период обращает С.М. Абрамзон на эволюцию манапства – явления, свойственного, собственно, только кыргызам. В начале 30-х годов в журнале «Советская этнография» ученый публикует результаты своих наблюдений в статьях «Современное манапство в Киргизии» и «Манапство и религия», в которых освещаются «новое в социальной физиономии манапства» и «служебная роль мусульманского манапства по отношению к манапству». Здесь были использованы материалы экспедиции, собранные в Чуйской долине. По материалам экспедиционных исследований, проведенных среди населения племен сарыбагыш, солто, бугу, саяк, С.М. Абрамзон опубликовал серию статей «У истоков манапства» в газете «Советская Киргизия».
В Суусамырской долине в 1928 году С.М. Абрамзон изучает религиозные верования, обращая внимание главным образом на «пережитки» шаманизма, распространенные среди населения. В это же время ученый обнаружил обширные эмпирические медицинские знания, известные народу с давних времен.
Все последующие годы научная жизнь ученых Кыргызстана теснейшим образом была связана с учеными Москвы и Ленинграда, многие из которых в годы войны были эвакуированы в республику. Значительным стимулом к расширению этнографических исследований в Кыргызстане послужила организация в 1943 году Киргизского филиала Академии наук СССР и в его составе Института языка, литературы и истории. Этот институт и возглавил всю исследовательскую деятельность по истории республики, в том числе и этнографии ее народа.
В декабре 1944 г. на заседании Совета КирФАНа АН СССР С.М. Абрамзон выступил с докладом «О развертывании исследований этнографии киргизов» и выдвинул идею о создании отдела этнографии в КирФАНе, а также кафедры этнографии в Киргизском педагогическом институте с введением дисциплины этнографии на историческом, филологическом и географическом факультетах.
В 1945 году в первом выпуске «Трудов Института языка, литературы, истории» среди научных изысканий филологов, историков, археологов обнаруживается статья этнографа С.М. Абрамзона «Черты военной организации и техники у киргизов». В этой статье ученый подчеркнул, что эпос «Манас» дает неоценимый материал для изучения этнографии киргизов.
Результатом продолжительной собирательской деятельности ученого в республике явилась его книга «Очерк культуры киргизского народа», увидевшая свет в 1946 году.
«Очерк культуры киргизского народа» – первая попытка дать картину развития культуры киргизского народа с конца XIX века до 40-х годов ХХ века. Естественно, книга стала сразу же заметным явлением в культурной и научной жизни республики в те послевоенные годы и очень тепло была встречена общественностью, особенно научной.
Как это часто было в нашей стране, «теплые чувства» научной общественности обычно «охлаждаются» прохладным мнением идеологических органов. Так случилось и на этот раз. Через год после выхода в свет книги С.М. Абрамзона «Очерк культуры киргизского народа», 14 октября 1947 г., в газете «Советская Киргизия» появилась фактически разгромная статья партийных идеологов под названием «Очередные задачи в развитии исторической науки и литературоведения в Киргизии». В ней было отмечено «положительное» в книге, гораздо больше строк посвящено «негативным сторонам». В частности, якобы автор неправильно оценивает факт присоединения киргизского народа к Российской империи, не показано сближение с революционным русским народом, умалена роль партии, Советов, дана ошибочная оценка творчества акынов-«заманистов», а также Токтогула и Тоголока Молдо и т.д. и т.п.
Это сегодня, после многолетних исследований, ученые могут дать более-менее определенное мнение по указанным проблемам. Но … дискуссии продолжаются. В те послевоенные, 1946–1955 гг., эти дискуссии только «намечались», обозначивались. Хорошо хотя бы то, что организационных и административных выводов в адрес автора не последовало! И тем не менее работа продолжается. В этом же году в статье «Этнографическое изучение Киргизии за 20 лет» ученый впервые подвел итоги исследовательской этнографической деятельности ученых республики. Здесь же вместе с этнографической, исторической и искусствоведческой характеристикой С.М. Абрамзон выдвигает перед этнографической наукой конкретные задачи на ближайшие годы.
В летний сезон 1946 г. Институтом языка, литературы и истории, Музеем национальной культуры Киргизского филиала АН СССР совместно с сотрудниками Института этнографии АН СССР была организована Тянь-Шаньская этнографическая экспедиция. И снова возглавил работу этой экспедиции С.М. Абрамзон. Около двух месяцев в селах Тогуз-Тороуского, Акталинского, Куланакского районов Нарынской области ученые изучали быт и культуру киргизов, собирая этнографическую коллекцию для музеев. В этой экспедиции деятельное участие приняли С. Табышалиев и А. Умурзаков, ставшие в будущем видными учеными республики.
Результатом научных изысканий экспедиции стали две статьи С.М. Абрамзона – «Этнографические экспедиции в Киргизской ССР в 1946 – 1947 гг.». В одной из них дано обстоятельное описание очень распространенной у киргизов охоты на горных козлов и архаров. В другой – представлен интереснейший материал о народном творчестве киргизов и их погребальных обрядах.
Первая большая этнографическая экспедиция в Тянь-Шаньскую область была организована уже после войны, в 1946 г., Институтом этнографии совместно с Киргизским филиалом Академии наук под руководством С.М. Абрамзона. А в 1947 г. этнографические экспедиционные работы были продолжены, но уже теперь в Ошской области. Географический диапазон деятельности ученого огромен, что же касается его научного вклада в историю киргизского народа, то, наверное, достаточно вспомнить мнение академика Б. Юнусалиева, отметившего: «…если бы не усилия С.М. Абрамзона, многие материалы этнографического порядка были бы утрачены для науки. Так, например, ему удалось выудить материал у последнего шамана – киргиза».
Проблема этнографического изучения современной жизни народа – культуры, брачно-семейных отношений, хозяйства – занимает особое место в трудах С.М. Абрамзона.
Большое внимание уделял С.М. Абрамзон изучению фольклора киргизского народа как этнографического источника. Особенно его привлекал монументальный памятник устного народного творчества – героический эпос «Манас»: социальные отношения, пережиточные формы древних семейно-брачных институтов, мифологические сюжеты, погребальные обряды, шаманский культ и многое другое. Освоение и исследование замечательного памятника киргизской культуры – эпоса «Манас» – Саул Матвеевич считал важнейшей задачей этнографической науки Кыргызстана. Он постоянно обращался ко всему новому, что обнаруживалось в изучении эпоса «Манас». В 1948 году в журнале «Советская этнография» ученый публикует статью «Этнографические сюжеты в киргизском эпосе «Манас». В том же году в «Трудах Института языка, литературы и истории» помещено его исследование, проведенное по материалам эпоса «Манас», – «Об обычаях усыновления у киргизов».
Статьей «Рождение и детство киргизского ребенка», явившейся обобщением материалов его экспедиции по изучению обычаев и обрядов тянь-шаньских киргизов и помещенной в «Сборнике Музея антропологии и этнографии», С.М. Абрамзон фактически продолжил и развил исследования виднейшего специалиста Института этнографии АН СССР Н. Дыренковой. Еще до войны она подготовила статью «Обычаи киргизов, связанные с рождением и воспитанием ребенка», но опубликовать не смогла, погибнув в блокадном Ленинграде (3).
Подробно описывая обряды киргизов, связанные с беременностью, родами, первыми днями жизни новорожденного, наречением имени, укладыванием ребенка в колыбель, первыми сорока днями ребенка и многими другими, Саул Матвеевич приходит к выводу о том, что все они связаны с древнейшим верованием, женским культом – Умай-эне. Анализируя же культ Умай-эне, он обнаруживает аналогии, имеющиеся с древнейших времен в верованиях и обычаях народов Центральной Азии и Алтая.
Замечательным образцом тщательного научного подхода к исследованию служат отчеты, подготовленные С.М. Абрамзоном по итогам полевых работ. Один из них – «Краткий научный отчет о работе этнографического отряда Киргизской комплексной экспедиции в 1953 году». Хранится он в рукописных фондах Национальной академии наук Кыргызстана под № 1583.
Именно из отчета, составленного С.М. Абрамзоном, узнаем о том, что по поручению Президиума АН СССР Институт этнографии организовал в составе киргизской комплексной экспедиции этнографический отряд, на который была возложена обязанность объединить и провести исследования по этнографии Киргизии, способствующие решению основных задач, поставленных перед экспедицией в целом. Соответственно этому этнографический отряд должен провести широкое историко-этнографическое изучение важнейших территориальных групп (совпадающих отчасти с ранее существовавшими племенными группами) киргизского населения. Такое изучение даст материал для решения вопроса о путях формирования киргизской народной культуры.
Этнографическому отряду поручено в течение трех лет обследовать киргизское население всех областей республики и произвести сбор материалов по следующим вопросам: этнический и родоплеменной состав киргизской народности в прошлом, материальное производство и материальная культура, народные обычаи и обряды, народное изобразительное искусство. Таким образом, отряд должен был создать базу для изучения этнической истории и культурно-бытовых особенностей основных территориально-племенных групп, вошедших в состав киргизской народности. Одновременно отряду поручено изучение национальных особенностей социалистической культуры и быта киргизского колхозного крестьянства.
Полевую работу в 1953 году этнографический отряд проводил, имея в своем составе трех научных сотрудников, – С.М. Абрамзона, Г.П. Васильеву и Е.И. Махову, двух лаборантов – З. Белекову и К. Ишембаева; художника Г.А. Позина, кинооператора Д. В. Бородина, аспиранта М. Айтбаева.
Первый этап работы отряда протекал в селе Дархан Покровского района Иссык-Кульской области с 12 июня по 20 июля. Здесь продолжалось начатое в 1952 году монографическое изучение культуры и быта колхозников сельхозартели им. К.Е. Ворошилова. Собранные материалы позволили подготовить к концу 1954 года ряд глав и разделов будущей монографии. Работа в колхозе, носившая стационарный характер, имела большое значение и для дальнейшего маршрутного обследования Прииссыккулья, поскольку составной ее частью, наряду с изучением современности, было углубленное исследование истории местного населения, старинных форм материальной культуры, народных обычаев и вообще всех традиционных форм жизни и быта народа.
Второй этап работы включал в себя маршрутное обследование населения Иссык-Кульской области. Были посещены восемь (из девяти) районов области. Третий этап составило частичное обследование населения Тянь-Шаньской области. Здесь были изучены Кочкорский и Чолпон-Атинский районы, а также аилы на высокогорных пастбищах вокруг озера Сон-Куль. За время маршрутной поездки, продолжавшейся около 70 дней, отрядом и отдельными его сотрудниками были частично обследованы более 50 населенных пунктов, в том числе 10 аилов колхозных животноводов на пастбищах Прииссыккулья и Тянь-Шаня.
В результате маршрутных поездок были собраны обширные, хорошо документированные историко-этнографические материалы, характеризующие большой комплекс историко-культурных явлений…
Значительный интерес представляют рассказы об обычае встречи Нового года («оруздама»), в котором в своеобразной форме переплелись черты среднеазиатского Нооруза с остатками местных древних культов. К ним относились и устраивавшиеся в прошлом общественные жертвоприношения, посвященные божеству Земли и Воды («жер суу»), которые сопровождались молитвами и благопожеланиями…
Большой интерес представляют записанные легенды тотемистического цикла. Наиболее яркой из них является легенда о прародительнице племени бугу – женщине Мююздюю-эне, происхождение которой связывается с оленями. Согласно легендам, предки некоторых групп были найдены в младенческом возрасте завернутыми в шкуры, причем выкормлены они были самкой архара или косули.
Отряд побывал на родине широко известного в свое время народного астролога и метеоролога Манаке Айманбаева (с. Тюп Тюпского района Иссык-Кульской области), умершего в 1908 году. Полученные о нем сведения рисуют его как незаурядную личность, сумевшую обобщить народные знания и применять их в повседневной трудовой жизни скотоводов и земледельцев.
Особо следует упомянуть о проделанной отрядом работе, к сожалению, очень непродолжительной по ознакомлению с бытом группы выходцев из округа Аксы (Синьцзян), проживающей ныне в Чолпонском районе Тянь-Шаньской области. Эта группа пришла из Синьцзяна накануне его освобождения от гоминьдановского режима. Собранные здесь материалы дают представление о бытовом укладе, ряде своеобразных обычаев, о некоторых важных элементах материальной культуры зарубежной территориальной группы Черик.
В процессе работы отряда проводилась подробная фиксация изучаемых объектов. Выполнено 168 листов этнографических рисунков, характеризующих старинные сельскохозяйственные орудия, старинную сбрую и средство передвижения, домашние производства – инструментарий, станки, изделия, жилище и старую утварь, национальную одежду и головные уборы, вышивку на одежде и предметах убранства юрты, орнамент войлочных ковров и тканей, резьбу по дереву и т.п. Сделано около 2000 фотоснимков. Ряд этнографических сюжетов заснят на кинопленку.
В следующем, 1954 году перед этнографическим отрядом, руководимым С.М. Абрамзоном, были поставлены следующие задачи:
а) завершение работ по сбору материалов в колхозе им. Ворошилова Покровского района Иссык-Кульской области Киргизской ССР, предназначенных для подготовки монографии о культуре и быте киргизского колхозного крестьянства;
б) продолжение сбора историко-этнографических материалов в северных областях Киргизской ССР, необходимых для разработки вопроса о происхождении киргизской народности.
В соответствии с этим планом первую часть полевого сезона отряд работал стационарно в с. Дархан Иссык-Кульской области. Вторую часть полевого сезона заняло маршрутное обследование Таласской, Фрунзенской и большей части Тянь-Шаньской областей Киргизской ССР. Этим обследованием, продолжавшимся три месяца, были охвачены 22 административных района; общая протяженность маршрута составила около 6000 км. В Тянь-Шаньской области были обследованы Тогуз-Тороуский, Атбашинский, Куланакский, Акталинский, Нарынский и Джумгальский районы. В Таласской области – Буденновский, Таласский, Ленинпольский и Кировский районы. Во Фрунзенской области – Кеминский, Быстровский, Чуйский, Кантский, Ивановский, Ворошиловский, Кызыл-Аскерский, Кагановичский, Сталинский, Петровский, Калининский и Панфиловский районы. В названных районах этнографическим отрядом и отдельными группами его сотрудников было посещено около 100 населенных пунктов, в том числе ряд аилов колхозных животноводов на горных пастбищах.
Общая продолжительность работы – 5 месяцев.
В период работы в с. Дархан в состав отряда входили научные сотрудники: С.М. Абрамзон, Е.И. Махова и К.И. Антипина (Киргизский филиал АН СССР), лаборанты – З. Белекова, Дж. Оторбаев, К. Бекболотов и фотограф И.Г. Гричер.
В маршрутном обследовании северных областей Киргизии принимали участие научные сотрудники С.М. Абрамзон и Е.И. Махова, художник В.Н. Лазаревская, фотограф-кинооператор И.Г. Гричер (тянь-шаньский и таласский маршруты), фотограф Н.И. Коньков (чуйский маршрут), лаборанты А. Чоробаев и М. Садаев (тянь-шаньский маршрут), З. Белекова (тянь-шаньский и таласский маршруты), Э. Дюйшебаев (таласский маршрут), Ш. Бекеев и Т. Батыркулов (чуйский маршрут).
Подробный и достаточно обширный обзор экспедиций, особенно 1953 и 1954 гг., с их конкретными географическими маршрутами, научными задачами и особенно именами участников дан сознательно. С тех пор прошло более 50 лет, это уже история … Чтобы знали и помнили будущие поколения, как исследовалась, изучалась, собиралась по крупицам история народа и государства.
В 50-е годы по всему Советскому Союзу прошла идеологическая волна по поводу роли культурно-технического уровня рабочего класса в строительстве коммунизма. Связана она была с «великими стройками коммунизма», развернувшимися по всей стране, и естественным образом вписывалась в обоснование этой проблемы как насущной необходимости. Следует, однако, отметить, что эта идеологическая установка принесла много положительного в общеобразовательных и профессиональных процессах: организовывались вечерние школы, профессионально-технические училища, технические кружки в общеобразовательных школах, в школьные программы была введена профессиональная подготовка.
С.М. Абрамзон первым среди ученых попытался изучить рабочий класс Кыргызстана с позиции этнографической науки. В 1950 и 1954 гг., в период полевых научных экспедиций в г. Кызыл-Кие Ошской области, он обследовал условия быта и работы шахтеров. Материалы экспедиции были обобщены в статье «Прошлое и настоящее киргизских мастеров Кызыл-Кии» и опубликованы в 1954 г. в журнале «Советская этнография». И сегодня не иссякает интерес ученых к древнейшим рудокопам и рудникам, следы которых обнаруживаются по территории всего Кыргызстана.
В 1956 г. проходила Всесоюзная научная сессия, посвященная этногенезу кыргызского народа. Большая группа видных ученых – академик Окладников, профессора Гинзбург, Бернштам, еще тогда кандидат наук Абрамзон прибыли во Фрунзе. Была жаркая дискуссия по проблемам происхождения киргизского народа, этапам, хронологии, генезису, этнотерритории, культуре и т.д. Вот тогда-то мне и удалось впервые увидеть будущего классика киргизоведения. Этнограф С.М. Абрамзон вместе с археологом А.Н. Бернштамом были приглашены в Киргизский государственный университет. В переполненном студентами Большом актовом зале выступали ленинградские «мэтры» науки. Я была первокурсницей-историком, и все было для меня внове. Мы, правда, мало что понимали из мудреных речей ученых, посвященных непонятной еще нам терминологии, но запомнилось то «обожание», которое наши преподаватели высказывали в адрес гостей, и торжественная церемония. Это уже позже, познакомившись с трудами конференции, поняла: именно здесь в 1956 г. С.М. Абрамзон впервые изложил четко и кратко свою гипотезу происхождения киргизского народа, которая сначала была одной из нескольких, но нашла отражение в «Резолюции», а позже была фундаментально доработана в монографии автора «Киргизы и их этногенетические и исторические связи» и признана всей исторической наукой страны.
В четвертом томе «Трудов Киргизской археолого-этнографической экспедиции», вышедшем в 1969 г., в объемной статье «Этнический состав киргизского населения Северной Киргизии» С.М. Абрамзон определяет этническое своеобразие, положение, внутреннюю структуру и расселение на основе имеющегося материала.
На 25-м Международном конгрессе востоковедов, проходившем в 1960 г., С.М. Абрамзон выступил с докладом «Этногенетические связи киргизов с народами Алтая», в котором была изложена его гипотеза об участии алтайских племен в формировании киргизского народа.
Особое место в научной деятельности С.М. Абрамзона продолжают занимать этнографические исследования эпоса «Манас». Как уже отмечалось выше, еще в 1948 г. по материалам, извлеченным из эпоса, он опубликовал статьи «Этнографические сюжеты в киргизском эпосе «Манас» и «Об обычае усыновления у киргизов». И теперь, в 1966 г., в объемном исследовании «Манас – героический эпос киргизского народа» опубликована статья С.М. Абрамзона «Киргизский героический эпос «Манас» как этнографический источник».
Сложнейшая и во многом запутанная концепция проблемы этногенеза и этнической истории киргизского народа изложена в фундаментальном труде С.М. Абрамзона «Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи», изданном в Ленинграде в 1971 году.
Следует отметить, что эта проблема остается актуальной и сегодня. Тем не менее гипотеза С.М. Абрамзона остается пока одной из наиболее убедительных, поскольку базируется на совокупности исторических, этнографических, антропологических, лингвистических источников. Исследования этногенетических и историко-культурных связей кыргызов с народами Средней Азии, Южной Сибири и Центральной Азии в значительной степени подтвердили его выводы. Они нашли отражение и в четвертом издании «Истории Киргизской ССР» (Фрунзе, 1984 г.)
Фундаментальная монография «Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи» стала итогом многолетних исследований ученым истории и этнографии киргизского народа.
В мае 1968 г. на базе этого исследования С.М. Абрамзон успешно защитил докторскую диссертацию.
Труд С.М. Абрамзона получил отклики в печати: Ч. Айтматов. Рецензия на книгу С.М. Абрамзона // Кыргызстан маданияты. – 1972. – 13 апреля; Н. Сердобов. Рецензия. Звезда Алтая. – 1972. – 14 октября; К.К. Юдахин и Т. Кляшторный. Рецензия. Советская тюркология. – 1973. – № 1; Р.Г. Кузеева. Рецензия. С.М. Абрамзон Киргизы и их этнография. – 1972. – № 5; А.П. Окладников и другие.
За сравнительно короткое время на страницах союзных и республиканских изданий монография получила множество положительных отзывов, ученые однозначно признали ее «как крупный вклад в изучение тюркских народов». Но … как и водится у нас, все великое или неординарное вызывает досаду у некоторых современников.
Как гром среди ясного неба прозвучала критика в адрес книги и ее автора с «высокой» трибуны республиканского партийного актива, а также со страниц республиканской печати. Итог многолетних исследований ученого был «оценен как идейно-политическая и методологическая ошибка». Автор С.М. Абрамзон вместо почета и общественного признания, хотя в научном мире тогда еще великой страны он слыл общепризнанным киргизоведом, со стороны народа, изучению истории и культуры которого посвятил всю жизнь, со стороны государства, в культурном строительстве которого с молодого возраста принимал активное участие, встретил «дружное» молчание.
Происходили эти события в тот период, когда в общественно-политической жизни страны полностью отрицался плюрализм мнений, царствовала критика невписавшегося в идеологию мнения, совершенно не допускалось обсуждение официальной политики, существующего положения вещей.
В 1974 г. в Москве была издана брошюра Т.У. Усубалиева «Интернациональное воспитание трудящихся. Идеологическая работа: опыт, проблемы». В ней было замечено, что прозвучавшая на активе критика получила «живой отклик у научной общественности республики». Приведем подлинные цитаты: «Как в самих научных учреждениях, так и на страницах партийной печати получают все более решительный отпор проявления научной некомпетентности, недобросовестности и безответственности. Критические статьи «Беречь и укреплять великое братство (о серьезных ошибках в освещении истории государства и права Киргизской ССР)», «Оценивая прошлое с партийных позиций (о некоторых ошибках в освещении истории и этнографии киргизского народа)» и другие, опубликованные в газетах «Советтик Кыргызстан» и «Советская Киргизия», с одобрением встречены общественностью республики».
Следует отметить, что в этой идеологической компании имя С.М. Абрамзона звучит рядом с именами В.В. Бартольда, С.Е. Малова, В.М. Плоских, К.Н. Нурбекова. Причем замечено, что «в работе известного исследователя истории киргизов академика В.В. Бартольда «Киргизы», выпущенной еще в 1927 г. (Фрунзе, 1927 г.), есть утверждение о том, что во второй половине IX и начале Х веков будто бы существовало сильное государственное объединение киргизов на Енисее, названное им «киргизским великодержавием».
Концепция известного тюрколога С.Е. Малова о том, что древнетюркской письменностью, имеющей место в V–Х вв., пользовались киргизы, огузы, уйгуры и другие, «продолжается» идеологическим утверждением: «Но она в Х веке уже перестала существовать, была забыта своими носителями…».
«Не всегда правильно в ряде работ освещается история киргизского народа в период вхождения Киргизии в состав России. Например, в книге В.М. Плоских «У истоков дружбы» (изд. «Кыргызстан», 1972 г.) возникновение и развитие дружественных связей русского и киргизского народа в XIX веке рассматривается не с точки зрения социально-экономических причин, а с позиций личных пожеланий царских чиновников, киргизских феодалов. Такой подход, конечно, нельзя считать научным, марксистско-ленинским».
В этой же брошюре замечено: «… От принципов партийного, социально-классового подхода в оценке исторического прошлого киргизского народа, в анализе процессов современности отступил и С.М. Абрамзон в своем труде «Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи» (Л., «Наука», 1971 г.). Как правильно подчеркивается в рецензии киргизских ученых на книгу С.М. Абрамзона, автор, по существу, игнорирует те колоссальные изменения в этнографическом облике киргизов, которые произошли за годы Советской власти».
Саул Матвеевич в те дни с болью в сердце писал своим ученикам: «Самое главное в том, что многолетний труд не нашел в Киргизии подлинного общественного признания. Согласитесь сами, что не так просто пережить эту тяжелую травму. Хуже всего, однако, то, что «подсудимому» остается неизвестным то, в чем его «обвиняют» … в чем же дело?» (4).
И действительно, как и в другие годы, ученый не мог понять, «в чем его обвиняют?» Но в то же время он писал, адресуя слова своим «обвинителям»: «…ясно, на чьей стороне истина и на каких антиисторических позициях оказались лица, носящие титулы и звания, но оказавшиеся несостоятельными в оценке труда, для суждения о котором они не обладают необходимой компетенцией» (5).
Главное, в чем «обвинялся» С.М. Абрамзон, состояло в том, что он якобы в своей монографии «Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи» «игнорирует те колоссальные изменения, которые произошли за годы советской власти», «преувеличивает роль родоплеменных пережитков современной жизни киргизов», что он «пошел по ложному пути дробления киргизского народа на многочисленные ветки самых различных родов и племен», что «такого рода публикации явно не способствуют монолитности киргизской нации, укреплению дружбы между народами».
Рецензия на монографию появилась в газете «Советская Киргизия» 28 февраля 1973 года, то есть почти через два года после ее выхода в свет в Ленинграде. Называлась она в духе того времени: «Оценивать прошлое с партийных позиций (о некоторых ошибках в освещении истории и этнографии киргизского народа)».
На происходящее в судьбе монографии, а следовательно, и его автора, С.М. Абрамзона, откликнулся Институт этнографии Академии наук СССР, создав комиссию, состоящую из крупных и компетентных специалистов по истории и этнографии народов Средней Азии и Казахстана. Внимательно рассмотрев все положения книги по критическим замечаниям, комиссия изложила свое заключение на 22 страницах. «Указав» на некоторые недостатки, комиссия посчитала, что «научно-политическая направленность книги С.М. Абрамзона не только не противоречит задачам воспитания интернационализма, а, напротив, может быть использована в этих целях. Выявленные автором книги многовековые этногенетические и историко-культурные связи киргизов с целым рядом соседних народов свидетельствуют и о глубоких исторических корнях тех черт общности, которые (наряду с национально - особенным) наблюдаются в культуре, быту, языке, народном искусстве киргизов с алтайцами и тувинцами, казахами, каракалпаками, узбеками, и другими народами братских республик Советского Востока. Эти вновь открытые автором книги исторические факты должны послужить ценным материалом для пропаганды в Киргизии и других республиках Средней Азии идей дружбы народов» (6).
Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но … заключение комиссии не было опубликовано, и, следовательно, с ее выводами широкая общественность ознакомлена не была, ничего или почти ничего не узнали ученые-историки. Наконец, в 1990 году, в столице республики – г. Фрунзе – была переиздана книга С.М. Абрамзона «Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи», а в ней предисловие академика АН Киргизской ССР С.Т. Табышалиева под названием «Неутомимый исследователь». В этом предисловии и «прозвучала» драматическая история самой книги и ее автора – С.М. Абрамзона. Переиздани

Поделиться:



49/365: Узгенский рис
Координаты: Ферганская долина Ближайшие населенные пункты: Узген, Баткен, Джалал-Абад Кыргызстан является родиной уникальных сортов риса, которые пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и среди ценителей ...
  • 49/365: Узгенский рис
    Координаты: Ферганская долина Ближайшие населенные пункты: Узген, Баткен, Джалал-Абад Кыргызстан является родиной уникальных сортов риса, которые пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и среди ценителей ...
  • 48/365: Крепость Кудаяр–хана
    Координаты: 39°46'19.86"N 71° 2'7.34"E Ближайшие населенные пункты: Тунук–Суу, Сары–Тала, Кан, В среднем течении река Сох принимает приток Абголь (река из озера), в устье которого, на речной террасе, приютилось одноименное ...
  • 47/365. Водопад Шаар. Падающий из горы
    Координаты: 41.062675, 76.009721 Ближайшие населенные пункты: Бирлик, Ат-Баши, Баш-Каинды, Талды-Суу, 1 мая Водопады как уникальные туристские ресурсы во всем мире привлекают миллионы отдыхающих. К водопадам прокладывают горные ...
  • 46/365: В поисках снежного лотоса
    Ближайшие населенные пункты: – Энильчек, Ак-Булун, Жергалан Координаты: Тескей-Ала-Тоо, Ак-Суйский район В Кыргызстане на высоте более 3000—4500 метров над уровнем моря растут удивительные цветы – снежные лотосы. Научное ...
  • 45/365: Журавлиное урочище- Каркыра.
    Ближайшие населенные пункты: Жергалан, Ак-Булун, Кен-Суу Координаты: 42.690883, 79.178700 Каркыра ( каз. Қарқара; в верховье — Кокжар, Джаак) — река, берущая начало в ледниках Кюнгёй-Ала-Тоо. Протекает в Кыргызстане и ...
  • 44/365: Золотая долина Сары-Джаза
    Ближайшие населенные пункты: Энильчек, Баянкол, Каркара Координаты: 42.365255, 72.275445 Есть в Иссык-Кульской области долина, которая является настоящей колыбелью человечества. Здесь можно встретить места, куда еще не ступала ...
  • 43/365: Беш-Таш : Легенда о пяти разбойниках
    Ближайшие населенные пункты: Талас, Бакай-Ата, Кум-Арык, Колба Координаты: 42.365255, 72.275445 Природный парк «Беш-Таш» сто в переводе с кыргызского означает «пять камней», находится южнее г. Таласа на северных склонах ...
  • 42/365: Комплекс Манас-Ордо
    Ближайшие населенные пункты: Ташарык, Талас Координаты: 42°31'35"N 72°22'46"E Это еще одно историческое сооружение с богатой историей, расположенное на Великом Шелковом пути на территории Кыргызстана. Кумбез находится в 22 км ...
  • 41/365: Священные камни урочища Тамга-Таш
    Ближайшие населенные пункты: Тамга, Тосор, Барскоон Координаты: N 42 06.786 E 077 31.303 На озеро Иссык–Куль туристы едут в поисках яркого солнца, прохладной воды и золотистых пляжей. Однако любители понежиться на солнышке и ...
  • 40/365: Саймалуу-Таш: Каменные страницы истории
    Ближайшие населенные пункты: Атай, Арал,Казырман Координаты: 41°10'31"N 73°48'47"E. Саймалуу-Таш в переводе с кыргызского означает «узорчатый камень»-«рисованный камень», расшитый камень. Так называется небольшое ущелье на ...

контактная информация
информация о сайте