homesite_mapsearch



ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ (лента новостей)архив новостей
28-11-2016, 08:57
28-11-2016, 08:53
28-11-2016, 08:47
28-11-2016, 08:42
28-11-2016, 08:17
КУРСЫ ВАЛЮТ НБКР

69.1170
+0.04%
73.5301
-0.19%
1.0812
+0.39%
0.2067
+0.05%
АРХИВ НОВОСТЕЙ

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  -ЭКОstan
(фотофакты, экология, окружающая среда)
  -ВИДЕОКАТАЛОГ
(видеография)

В Международном университете Кыргызстана и Кыргызском экономическом университете в этом учебном году нет бюджетных мест в связи с переходом на самофинансирование.
  -ПОГОДА
(сегодня)
Сегодня, Вт, 06/12/2016
00:005 ⁰CБез осадков
06:006 ⁰CБез осадков
12:0012 ⁰CБез осадков
18:008 ⁰CБез осадков
  -ВРЕМЯ ПОКАЖЕТ


  -ЛИЦО ВРЕМЕНИ
  -РЕКЛАМА


  -ВРЕМЯ от ВРЕМЕНИ
(цитата)
  -ИНФОГРАФИКА

  -ВНЕ ВРЕМЕНИ
(электронная библиотека сайта)
  -ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
(гость сайта)




  -ЖЫРГАЛБАЙ & ЧУЧУКБЕК
  -О ВРЕМЕНА! О НРАВЫ!
(Анэс Зарифьян, беспартийный поэт)

  -РЕКЛАМА

  -НАШЕ ВРЕМЯ
(о нас)



  -ВРЕМЯНКА
(социально-политический анекдот)
  -РЕКЛАМА

Яндекс.Метрика
ОТРЕЗОК ВРЕМЕНИ


Памятники духовной культуры I тыс. до н.э.ЛЮДИ, СОБЫТИЯ, ФАКТЫ
16-02-2012, 22:23

54.146.141.60

Памятники духовной культуры I тыс. до н.э.

Табалдиев К.Ш. Доцент КТУ «Манас».


(поминальные памятники и оленные камни Тянь-Шаня)
По данным археологических исследований признаки развития духовной культуры на территории Кыргызстана ярко прослеживается с эпохи раннего железного века. В высокогорных межгорных зонах Тянь-Шаня ранними кочевыми племенами сооружались объекты округлой в плане формы. Для их сооружения использовалось до восьми валунов. В археологической литературе Центральной Азии они именуются «восьмикаменными» поминальными оградками, «поминальниками», «жертвенниками». Кроме того, ранними кочевниками сооружались так называемые «оленные камни».
В рамках исследовательских мероприятий «Центра тюркских цивилизаций» Кыргызско-Турецкого университета «Манас» в последние годы проводились поисковые работы с целью выявления элементов культуры ранних и средневековых кочевников. В результате выявлены новые важные сведения о наскальном изобразительном творчестве, о поминальной традиции на территории Внутреннего Тянь-Шаня и Прииссыкккулья. Кроме того, К.Табалдиевым были найдены новые «оленные камни» в фондах Кыргызского государственного исторического музея и среди коллекций статуй буранинского музея. Новые полученные материалы дали возможность по новому рассмортеть поминальные традиции кочевников Тянь-Шаня I тыс. до н.э. и раннего средневековья. Археологические поисковые работы проводились в теченнии двух полевых сезонов 2005-2006 гг. на территории Нарынской и Иссык-Кульской областей. Ниже предлагаются новые взгляды сформированные после обнаружения новых сведений.
О поминальных памятниках Тянь-Шаня в научной литературе первое сведение было опубликовано американским исследователем Рафаэлем Пампелли. Посетив в 1903 году Сонкёлскую долину, он снял план и дал краткое описание памятника Таш-Тулга (рис 1, 1). Данный памятник позднее посетил археолог Я.А.Шер и раскопал в одной из них «восьмикаменную» оградку. Археологических находок в ней не было обнаружено . Такие объекты, без вещей, ритуального характера отмечены по материалам Тянь-Шаня и Алая А.Кибировым и К.Ташбаевой (рис.1, 3), Д.Ф.Винником на правом берегу р.Каракол в Суусамырской долине. Есть сведения о наличии подобных объектов в Центральном Тянь-Шане, в бассейне реки Сары-Жаз.
В Ат-Башинской долине в погребально-поминальном комплексе Кичи-Ача подобный объект был изучен К.Табалдиевым. Здесь, в одной из «восьмикаменных» оградок был найден клад, состоящий из бронзовых предметов. Объект надежно датировался на основании бронзовых предметов, наиболее характерных для раннего сакского времени . Клад состоял из удил со стремячковидными окончаниями, распределителей ремня, пронизок с колпачком. Аналогичный же комплект бронзовых предметов был найден в этом же могильнике Кичи-Ача, но совершенно другого характера в памятнике, напоминающего квадратную в плане формы оградку со стелой (рис. 2, объект №5, рис. 2). Бронзовые находки из двух типов оградок и курганы с поминальниками образуют сложную информативную базу для исследования погребально-поминального обычая, оставивших их племен.
Состоящие из восьми колец «восьмикаменные» оградки, позднее зафиксированы К.Табалдиевым в этой же Ат-Башинской долине, в могильниках Кок-Кумбез и Желе-Добо, где они располагались в западной, либо в восточной стороне от курганов. В могильнике Кок-Кумбез одна из них была раскопана. Кроме мелкого фрагмента керамического сосуда, ничего не обнаружено. Опыт исследования в Атбашинской долине показал их жертвенный характер.
Объекты жертвенного характера с бронзовыми удилами со стремячковидными окончаниями вместе с другими изделиями из золота был найден в Майэмирской степи Горного Алтая в аналогичном каменном сооружении . Пятый объект «стела в оградке» из могильника Кичи-Ача близок к некторым объектам в круга оленных камней Монголии
Наибольшее количество «восьмикаменных» поминальных памятников обнаружено и частично раскопано К.Табалдиевым и Р.Бозер в Сонкульской долине . После чего, круг информаций, в определенной степени, расширился. Согласно добытым материалам во Внутреннем Тянь-Шане, предлагается нижеследующая характеристика.
На территории Центрального Тянь-Шаня «восьмикаменные» оградки встречаются не на всех могильниках сакского времени. Из этого следует предположить, что обычай сооружения поминальных сооружений из восьми камней не был характерным для всего населения Тянь-Шаня в I тысячелетии до н.э.
Исходя из материалов Тянь-Шаня, отмечаются несколько разновидностей одного и того же, или близкого по характеру, ритуально-поминального процесса. В процессе, которых сооружали следующие варианты «восьмикаменных» оград и «поминальников»:
1) «Восьмикаменные» оградки первого варианта расположены на отдельном участке. Имеется группа «восьмикаменных» поминальников с численностью до девяти (встречались, состоящие из двух, трех и девяти). Каждая из них строго состоит из восьми валунов. Они почти не связаны с могильниками, т.е. сооружены на отдельных просторных участках долин или на участке, значительно удаленном от могильника. Иногда встречаются на территории могильников, но сооружены обособленно.
Поминальные памятники этой группы отличаются большими размерами (диаметр до 7 м), для сооружения, которых специально выбирались массивные камни, иногда их даже привозили из далеких расстояний. Ярким образцом является комплекс «Таш-Тулга», известный в кругу исследователей с начала XX века 1, . Непосредственно около одной из «восьмикаменных оград» и вблизи комплекса установлены каменные стелы, напоминающие «оленные камней». Комплекс Таш-Тулга не связан с местом погребения умерших. Высокая степень близости форм с первым вариантом «поминальников», позволяет их идентифицировать в качестве поминальных памятников. Это место могло служить местом для совершения поминальных и других обрядов.
2) Второй вариант «восьмикаменных» оград отличается меньшим размером. Они непосредственно связаны с курганом. Фактологический результат этого процесса выражен в виде кольцевых оград вокруг курганов, как в могильниках Чондёбё. Этот вариант сооружения оградок, рядом с местом погребения, непосредственно связан с поминальным обрядом конкретного умершего. В археологической литературе относительно них используются и другие термины – поминальники, ритуальные кольцевые выкладки, жертвенники, которые прямо связаны с курганами.
Количество таких кольцевых оград доходит до 90 и обычно, они дугообразно окружают курганы (рис. 3-4). Над поверхностью земли видна только верхняя сторона камня, а все ее остальная часть закопана. Они не являются погребальными сооружениями, а являются культовыми сооружениями - поминальными оградками. Расстояние между курганами и поминальниками варьирует: если курган имеет большие размеры, то расстояние между ними составляет от 15 до 24 метров; в небольших курганах они расположены в непосредственной близости.
3) Третий вариант исследован в Ат-Башинской долине, в могильнике Кичи-Ача, где присутствовали оба варианта оград. Курганы могильника располагались цепочкой по линии север-юг. В центральной части, каждый из этих курганов имел овальную кольцевую выкладку. Все курганы были начисто ограблены еще в древности. На восточной стороне каждого кургана, из валунов сооружены от трех до четырех «поминальников», округлых в плане формы. Диаметр каждого достигает до 1 м. При выборочных раскопках «поминальников», находок или других признаков ритуальных действий не обнаружено.
Они, «поминальники», как правило, сооружены в восточном секторе от курганов. Кроме поминальников здесь западнее от них присутствовали памятники типа «воьмикаменных» оград. По данным признакам сведения из Кичи-Ача и Жапырык имеют много общего.
Аналогичные памятники, также состоящие из восьми камней и примерно, таких же размеров как на Сонкёле, открыты и изучены на Горном Алтае в Туве. По результатам исследований В.Д.Кубарева, обычно в таких сооружениях на Алтае встречаются следы огня, мелкие обгорелые кости животных, изредка мелкие фрагменты керамических сосудов, что позволяют их идентифицировать в качестве культовых памятников, где совершались поминальные церемонии. На сегодняшний день известен только один «восьмикаменный» памятник с погребением человека. Памятник был исследован автором данной статьи и Р.Бозер в могильнике Чалчык-Булак, в долине Сон-Куль (рис. 1, 6-7). Этот единичный памятник не отражает устоявшуюся традицию и не дает основания считать все «восьмикаменные» объекты погребальными сооружениями.
Как пишет В.Д.Кубарев, восьмикаменные кольца, наряду с балбалами являются основными определяющими признаками при поисках курганов пазырыкской культуры. Они относятся к середине I тыс.до.н.э . Как правило, расположены в 25-30 м от курганов с западной стороны. Каждому кургану соответствуют две, а в иных случаях, даже три таких выкладок. В.Д.Кубарев, производивший раскопки курганов, в том числе и внутри восьмикаменных выкладок, обнаружил в оградках остатки жертвенных животных и золы. Автор раскопок на основе находок в оградках полагает, что в них совершались культовые действия, совмещающие обряд "кормления и проводов души умершего" в потусторонний мир . В могильнике Бике 1 обнаружен однолезвийный нож . По мнению части исследователей, восьмикаменные кольцевые выкладки связаны с солярным культом, бытовавшим в среде скифского населения Горного Алтая .
Считаем нужным напомнить о жертвенных сооружениях Центрального Казахстана, включенных в круг памятников эпохи бронзы . Число камней в кругах 8-9, диаметры кругов 1,5-3м. В группе имелись от трех до тринадцати кругов. Круги ориентированы по линии СЗ-ЮВ, ССВ-ЮЮЗ, В-З. Внутри отдельных групп прослежены слой угля и золы, остатки жертвенной пищи, орудия труда (зернотерки, каменный пест). В центре некоторых стояли менгиры. Обычно, они располагаются на берегу рек (на возвышенном берегу), на открытой, несколько в приподнятой равнине, в стороне от поселений и погребений. В центре некоторых групп вырыт менгир. В этническом отношении они включены в круг андроновских памятников. Здесь четко датированных предметов не обнаружено, не проведены анализы для абсолютной датировки органических остатков. Непосредственная связь с андроновскими курганами, поселениями не прослежена. Перечень сведений, опубликованных по Центральной Азии за последние годы, позволяют центрально-казахстанские жертвенные сооружения включить в круг памятников «восьмикаменных оград».
Бронзовые изделия из Кичи-Ача включены в круг памятников ранней сакской культуры среднеазиатского региона . Подобного рода археологические находки являются ценными данными для выделения раннего этапа сакской культуры и степени близости материальной культуры населений регионов Центральной Азии. Сонкульские культовые поминальные оградки (могильник Чон-Дёбё) окружавшие массивных курганов дугой с западного сектора относятся середине I тысячелетия до н.э.
Обряд сооружения поминальных сооружений на территории могильников, курганов усуньско-кангюйского времени на Тянь-Шане пока не выявлен. То есть, примерно, в последней трети I тыс. н.э. традиция сооружения «восьмикаменных» оград была прервана. По всей вероятности, в усуньско-кангйскую эпоху поминальные обряды и их материальные остатки носили иную форму, или оба обряда совершались в пределах мест погребений, без дополнительных строительств для совершения поминальных обычаев в честь умершего.
Возрождение близкого по характеру обряда в горных и степных зонах Центральной Азии произошло в середине I тысячелетия н.э. в периоды тюркских каганатов. На территории могильников стали устанавливать поминальные оградки квадратной или прямоугольной формы. С восточной или с западной стороны ограды устанавливали монументальные каменные изваяния.
Пока есть основания считать «восьмикаменные» поминальные оградки и кольцевые выкладки, окружающие курганы на Центральном и Внутреннем Тянь-Шане, привнесенными из восточных регионов Центральной Азии. В Монголии некоторые группы кольцевых выкладок связаны со своеобразными культовыми сооружениями «херексурами», во всяком случае, находятся вблизи них.
Наше сопоставление с данными Алтая, в частности, памятников майэмирского этапа пазырыкской культуры и саков Тянь-Шаня предпринимается не впервые. Для пазырыкской культуры характерны сопроводительные конские захоронения, что пока не известно в погребальных памятниках саков Тянь-Шаня. В последующих исследованиях влияние зон, где распространены памятники культуры пазырыкцев, носителей оленных камней, херексуров не должны исключаться из внимания. Материалы Берккаринского могильника материалы, добытые К.И.Ташбаевой в могильнике Жапырык позволяют полагать о том, что на основе генезиса «восьмикаменных» оград, «поминальников» лежали элементы херексуров Центральной Азии. Херексуры несут социальную нагрузку, они сооружались над могилами предстваителей родоплеменной знати и, видимо, выдающихся вождей-воинов. Они назначались в качестве монументальных сооружений общественного характера – культово-религиозных комплексов, жертвенников .
Культовые каменные выкладки округлой формы, состоящие из восьми камней, известны у саглинской культуры Тувы, датируемой У-Ш вв. до н.э Они также сочетались с могильными комплексами, т.е. с курганами могильника Саглы-Бажи и находились на западной стороне от курганов. Исследование этого типа памятника в Туве и на Алтае показало их как место жертвоприношения. В Туве на одном из них найдена кость коровы. Общее количество кольцевых выкладок, тяготеющих кургану 1 в Улуг-Хоруме, в Туве составляло более 400. Выборочные раскопки десяти из них, не показали следов сожжения или других ритуальных действий .
Сведения об объектах, типа «восьмикаменных» оград, известны с начала XX столетия. В 1911 году А.В.Адриановым в Майэмирской степи Горного Алтая вскрыта каменная выкладка, где были обнаружены бронзовые удила со стремячковидными окончаниями, семь золотых округлых пластин, вложенных одна в другую, украшенных изображением животного, бронзовые изделия (удила, кружок, кнопка). Каменная выкладка имела кольцеобразную форму и состояла из семи валунов. Этот известный майэмирский памятник и другие материалы послужили основой для выделения своеобразного периода в истории древних племен и для развития идеи о начальных этапах скифской культуры .
Грач А.Д. в своей монографии писал: «С культом лошади были связаны и кольцевые выкладки: Здесь, в характерном сочетании зафиксированы кости коней черепа и кости ног ниже голеностопного сустава (отсутствовали позвонки, ребра и крупные кости конечностей)...М.П.Грязнов и Маннай-оол полагают, что это остатки конских шкур, в которых были оставлены черепа и нижние кости конечностей» . В этом плане небезынтересно упомянуть нахождение бронзовых деталей узды в «восьмикаменной» оградке, в могильнике Кичи-Ача, в Атбашинской долине Внутреннего Тянь-Шаня.
Рассмотренный тип памятников - восьмикаменные поминальные оградки типа кичиачинских, с надежно датирующими материалами позволяют выделить ранние этапы культуры раннесакского времени на Тянь-Шане. Поиск и исследование такого характера памятников, бесспорно, позволят выделить наиболее характерные черты раннесакских погребальных памятников и даже переходной от эпохи бронзы к раннему железному веку памятников, до сих пор слабо прослеживаемых на археологических материалах Тянь-Шаня. Рассмотренный тип памятников и другие известные нам материалы, связанные с могильниками вынуждают выделить могильники с «восьмикаменными» оградками и или без них. То есть, в эпоху раннего железного века в регионах Тянь-Шаня обитали группы ранних кочевников, обладающие традициями сооружения «восьмикаменных» оград и другая группа, у которых отсутствовала данная традиция. В предстоящем этапе исследования, особо следует обратить внимание на хронологию, предварительно выделенных в данной статье, вариантов «восьмикаменных» памятников и на их взаимосвязь. Полученные результаты, несомненно, должны быть анализированы вместе с остальным комплексом – погребальными памятниками и другим видом поминальных памятников этого времени «оленными камнями».
«Оленные» камни» Тянь-Шаня
Во время исследования памятников высокогорной долины Ат-Башы, в её западной части, в местечке Шырыкты Н.Н.Пантусовым была зафиксирована вертикально установленная каменная плита с округлым знаком на одной из её граней.
Аналогичный уникальный камень с изображением круга на двух сторонах хранится в Кыргызском государственном историческом музее. Привезен с северной части Иссык-Куля. На её трёх сторонах ярко заметны округлые знаки, изображение колчана и косые линии. Судя по отрывочному сведению В.В.Бартольда аналогичный камень длиной 110 см была обнаружена на южном Прииссыккулье, на правом берегу реки Жууку .
Первым специально обратил свое внимание к подобным типам археологических памятников В.П.Мокрынин и ввел термин «оленные камни» в качестве одного из типов памятников саков Тянь-Шаня. По его сообщению, несколько оленных камней было найдено в Чуйской долине и на побережье озера Иссык-Куль. Он выделяет два типа «оленных камней»; 1 – каменные стелы, в верхней части которых с противоположных сторон на одном уровне выбито по замкнутому кругу; 2 – каменные стелы, выбитые на плоскостях. Кроме вышеупомянутых кругов, выбиты изображения оленей, кабанов и других животных. Нередко, здесь же были выбиты контуры кинжалов и луков . Как видно, пока на территории Кыргызстана отсутствуют оленные камни с изображениями оленей, характерных для оленных камней Тувы, Забайкалья и Северо-Западной Монголии.
Аналогичные стелы длиной до 3,5м с изображением круга и другой атрибутики относятся к типу памятников «Оленные камни», получившие свое название от высеченных на них изображений оленей. Они известны на широкой территории степей Евразии, в Монголии, в Забайкалье, в Туве, на Алтае, в Центральном Казахстане, в Приуралье, в Поволжье, на Северном Кавказе, в Грузии, на Северном Причерноморье и на территории вплоть до Средней Европы ( Болгария, Эльба) . Датируются эпохой бронзы и началом раннего железного века.
В восточных регионах Забайкалья, в Монголии атрибутика таких камней богаче. Обычно на верхнем ярусе камня имеется изображение круга – «серга-солнце», центральная часть заполнена фигурами оленей и других копытных животных, в нижнем ярусе имеются изображения пояса и оружия. Они устанавливаются на высоких горах, на жертвенниках и на краю керексуров. Они считаются памятником предку, давшему жизнь потомкам, гимн оленю и солнцу , монументальными каменными изваяниями, олицетворяющие древних воинов , надгробиями, которые устанавливались на погребениях, где покоились привилегированные по своему общественному положению, люди, по-видимому, племенные вожди. . Есть мнение о том, что они являлись своего рода знаками коллективной собственности на определенные угодья, пастбища, земли, что некоторые из них могли служить прямыми обозначениями границ владений определенных этнических групп .
Обращаясь к трудам исследователей оленных камней западной и северо-западной Монголии, замечаем следующее. Так, например, оленные камни Ушкийн-Увера находятся среди кольцевых выкладок, вблизи херексуров, т.е. входили в состав культового комплекса .
В Сон-Куле, в урочище Кыла 1997 году, во время археологической разведки, был обнаружен объект имевшее непосредственное отношение к категории «оленных камней». На двух углах четырехугольного земляного возвышения высотой 0,30м стояли две стелы, высотой до 1м. На одной из них, наверху вырезан круг диаметром .
Исследуя каменные изваяния Бураны, обнаружен удивительный факт. Так, например, на другом конце каменного изваяния имелись изображения кинжала, округлых знаков, косо срезанных линий. Присутствие круга (кольца-серьги) в верхней части на стеле из школы №10 г.Бишкека дает основание включить её в круг «оленных» камней. Четырехугольную земляную возвышенность на Сон-Куле (Кыла), на двух углах которой установлены стелы, можно представить как ритуальное предназначение.
Эти памятники показывают отчетливые связи древних жителей Кыргызстана с указанными восточными регионами Центральной Азии. Факт из Бураны: повторное использование древнего поминального памятника через полтора тысячи лет древними тюрками в качестве каменного изваяния с изображением на обратной конечности является уникальным случаем для территории Кыргызстана. Но такие сличаю были известны ранее в Восточном Туркестане или в отдельных средневековых изваяниях явно прослеживаются кругие характерные для оленных камней . Даже есть случаи предположительно переиспользованные одного и того же стелы – в эпоху бронзы, с скифское время и в древнетюркское время .
Массивные каменные стелы в культовом комплексе Тулга-Таш, непосредственно, связаны с «восьмикаменными оградками». По легенде: в день ночлега, Манас привязывал к нему своего коня Аккула (Аккуланын мамысы). Включение их в число «оленных камней», кажется пока преждевременным. Хотя, как считают исследователи, в Центральной Азии и Южной Сибири часто встречаются статуарные памятники, напоминающие оленные камни, но без изображений. Вполне вероятно, что изображения на них все же были нанесены (наклеены? – кожанные трафареты, матрицы) или по тем или иным причинам не производились . Они могли быть разрушенными впоследствии отслоения слоя камня.
Судя по характеру каменные стелы включенные в круг оленных камней являются материальными остатками одного и того же близкого по характеру обряда. Они водружены в различные периоды развития раннекочевнических культур. Места их установления отличаются. В Кичи-Ача «оленная камень» находился внутри квадратной каменной оградки. В Кыла «оленные камни» стоят на углах земляного вала. В Тулга-Таш «оленный камень находится подле «восьмикаменной оградки». Вторая стела из Кыла и вторая в Таш-Тулга стоят обособленно, т.е. рядом нет какое-либо археологический памятник.
Нахождение «оленных камней» на Сон-Куле и в прилегающих районах Тянь-Шаня отражают миграции части их создателей из восточных регионов Центральной Азии. Это миграция ранее прослежена исследователями на основании встречаемости характерных для оленных камней изображений. По мнению археологов З.Самашева и Я.А.Шер миграция саяно-алтайского или центральноазиатского населения проходило через Горный Алтай на рубеже II-I тыс. до н.э . Но другие исследователи считают, что это не миграция а только связи на уровне историко-культурных областей .
Для Сон-Куля и прилегающих территорий, где обнаружены оленные камни и округлые каменные выкладки «восьмикаменные оградки» ясно одно. Они раньше в эпоху бронзы не были известны. По крайней мере, они пока не обнаружены. Видимо, памятники этого вида были привнесены извне, отчетливо прослеживается направление, откуда оно проникло. Здесь, следует учесть следующее. По всей вероятности, это связано с миграцией из вышеуказанных авторами, регионов. Но на Тянь-Шань, культура проникает в видоизмененном виде. Скорее всего, данная миграция происходила не впрямую и это не была непрерывной миграцией. Поэтому, на стелах исчезают первоначальные изображения оленей, изображенные в привычной стилизованной манере. Сохраняется только округлые знаки, косые линии в верхней части и некоторые реалии. Это не только культурные контакты двух регионов, а миграция, что засвидетельствовано антропологически . При исследовании вопроса появления «оленных камней» на Центральном Тянь-Шане должны учитываться её восточные регионы, т.е. данные Синьцзяня .
Если согласится с мнением археолога А. Ковалева который рассматривал проблему происхождения культуры оленных камней то мы можем полагать исходную территорию носителей оленных камней . По его мнению формирование культуры оленных камней проходило на территории региона Гань-Цин (Ганьсу-Цинхай).
Население Тянь-Шаня, оставившие «оленные камни», курганы, «восьмикаменные оградки» генетически были близки с населением Центральной Азии. Их носители имели непосредственное отношение к формировании сакской культуры Тянь-Шаня. При исследовании этого типа памятников, одним из наиболее проблемных является вопрос о хронологии видов «типа «оленных камней» и «восьмикаменных» поминальных оград, для чего наиболее важны археологические исследования данных объектов на первоначально установленных местах.
На Тянь-Шане пока не обнаружены «классические» типы оленных камней. Новые факты обнаружения наскальных рисунков на манере оленных камней позволяют продолжить исследования в этом направлении. В данном случае мы замечаем не прямые повторения восточных рисунков, они не распространены повсеместно, но есть. Не распространены на металлических изделиях. Их особенность демонстрируют новая находка из южного Прииссыкккулья.
Эволюция поминальных традиций в среде кочевников Тянь-Шаня.
Поминальные памятники в Тянь-Шане на археологическом материале прослеживается с начала эпохи раннего железного века.
В памятниках хуннского и предтюркского времени поминальные объекты неизвестны. Отсутствие археологических данных о поминальных памятниках этого времени изменяет взгляд о непрерывном развитии поминального обряда в среде кочевников Тянь-Шаня. Можно только предположить о том, что в эпоху Великого переселения народов, обряд поминания был произведен в другой форме и не оставил после себя материальных остатков, подобным поминальным памятникам эпохи раннего железного века и раннего средневековья. Вполне возможно, они могли быть в структурах, сопутствующих кургану. Так, например, следы кострищ в насыпи или под ней, рвы под насыпью или рвы, окружающие курганную насыпь. Исследуя памятники Алтая, часть авторов отмечают «о непрерывной традиции сооружения оградок ритуального характера, по крайней мере, начиная со скифской эпохи и до конца тюркской эпохи» [Соенов, Эбель,1996]. Вопрос происхождения каменных изваяний в комплексе с оградой ранее рассматривался Я.А Шер [Шер, 1966]. В Тянь-Шане мы также не располагаем доказательствами для анализа непрерывной традиции сооружения ритуальных оградок, сооруженных из камня. Но, не попытаясь установить близость их этнической близости разных отдаленных по времени на целое тысячелетие культур, отметим следующее. Установление «восьмикаменных» оград сакского времени и установление квадратных оград с изваянием в тюркского времени являются разными формами одного же поминального обряда ранних и средневековых кочевников.
В эпоху средневековья на Тянь-Шане складывается новая форма сооружения поминальных памятников, которые по содержанию близки с раннекочевническими. Их распространение также связано с восточными горными регионами Центральной Азии, носителями и распространителями были тюркские племена Алтая. Поминальные оградки, как правило, расположены на территории могильников древнетюркского времени или есть только места где устанавливались каменные оградки с каменными изваяниями или стелами.
Одиночные оградки наиболее распространены и составляют 94% . Поминальные оградки имеют квадратные и прямоугольные формы. Размеры от 0,70х0,80 до 8 х 8 м. Боковые стенки ориентированы по сторонам света, иногда с небольшим отклонением. Количество примыкающих одна к другой оградок доходит до девяти, каждая из них имеет свои отдельные стенки, расстояние между которыми составляют от 5 до 30 см; иногда боковые стенки частично соприкасаются. Ряды этих пристроенных оградок ориентированы по линии СЮ.
Внутри оградок всех типов имеются пологие насыпи из камней и земли. Под ними в подавляющем большинстве случаев находится материк (нетронутая почва), ямки, редко горизонтально уложенные плиты. Находки, встречающиеся при раскопках насыпей, свидетельствуют о ритуальных жертвоприношениях, имевших здесь место. Следы ритуальных действий многообразны, даже в пределах одной группы оградок. При раскопках поминальных оградок встречаются кости домашних животных (лошади и барана), керамический сосуд или их фрагменты, остатки древесного угля, следы кострищ, металлические изделия (бронзовая бляшка, бронзовый кинжал эпохи бронзы), кальцинированные кости, истлевшее дерево [Табалдиев, 1996].
Впервые на Тянь-Шане в могильнике Беш-Таш-Короо в могильной яме, расположенной в центре оградки, зачищены скелеты лошадей в анатомическом порядке. В одной из них, лошадь была в полном снаряжении, т.е. она была взнуздана, оседлана, с двух сторон от нее найдены стремена восьмерковидной формы. Лошадь лежала на животе с подогнутыми ногами, череп находился в вертикальном положении с опущенной вниз мордой. Погребение лошади в поминальной оградке на Алтае известно из древнетюркского памятника. Лошадь находилась в юго-западной части оградки в неглубокой яме [Соенов, 1992]. Приведенные факты свидетельствуют о жертвенном характере древнетюркских оградок Тянь-Шаня. Формы жертвоприношения носили многообразный характер.
При проведении поминальных церемоний немаловажная роль принадлежала огню. При изучении поминальных памятников древних тюрков Алтая, Тувы, Монголии исследователи также не раз обращали внимание на это. Например, во всех кострищах у юстыдских оградок найдены обгоревшие кости животных – остатки пищи, употребляемой для кормления душ умерших [Кубарев В.Д. . Древнетюркские изваяния Алтая. –Новосибирск: Наука.1984. –С.75]. Каменные изваяния на Тянь-Шане располагаются, как правило, на западной, северо-западной или восточной сторонах оградки. Размещение каменных изваяний или стел с западной и северно-западной стороны преобладает и указывает на характерную особенность древнетюркских поминальных памятников Тянь-Шаня от поминальных памятников Алтая, Тувы и Монголии. На местности изваяния лицевой частью ориентированы в сторону ущелья, в сторону открытого пространства, в сторону высоких гор.
Алтайские тюрки помимо каменных изваяний у оградок устанавливали также камни-балбалы. В археологической литературе Кыргызстана имелись отрывочные сведения о рядах камней-балбалов [Бернштам, 1940; Бернштам, 1998; Кибиров, 1954]. В одном случае речь не идет о ряде камней балбалов, а о ряд каменных изваяний или стел установленных возле оградок по линии север-юг. Новые поиски показывают о том, что традиция сооружения рядов балбалов на Тянь-Шане широко не было распространено.
В целом, на основе исследования поминальных памятников древнетюркских племен прослеживаются некоторые стороны эволюции, трансформации этого обряда. Они связаны с политической обособленностью древнетюркских племен; с возможными изменениями в мировоззрении в среде тянь-шанских тюрков.
С принятием исламской религии, сооружение поминальных памятников типа каменных изваяний с оградками на территории Кыргызстана прекращается. Но это не говорит о том, что обряд поминания умерших, почитание духов предков прекращается. Они существуют в видоизмененной форме. Как пережиточное явление существовала практика возведения поминальных , объектов и сооружений. Обряд поминовения под воздействием новой религии приобретает новую форму. Вместо каменных изваяний возле могилы умерших воздвигают мавзолеи, кайраки – каменные стелы с эпитафиями. Это касается тех регионов и локальных территорий, где непрерывно распространялись и диктовались поминальные традиции ислама. Но консервативный поминальный обряд тюрков продолжался совершаться. Мы располагаем данными о некотором их видоизменении. В чем же заключается их отличие? Во- первых, увеличение числа каменных изваяний женского облика с сосудом в обеих руках. Они устанавливались не рядом с поминальными оградками, а в середине или на краю каменной насыпи. В отдельных территориях Тянь-Шаня отмечаются их скопления. Например, каменные изваяния из Кош-Дёбё Ак-Талинского района. Здесь преобладают изваяния женского облика. Из-за чего среди местного населения распростренено их название «келин-таш» (дословно камень-невеста (сноха). Они по облику схожи с южно-казахстанскими каменными изваяниями кыпчакского облика. Их носителями могли быть группы населений, родственные с ними. В любом случае, они указывают на продолжении традиции возведения тюркских каменных изваяний в честь умерших и совершения поминального обряда в другой качественной форме. Как долго они продолжали данную традицию, надлежит исследовать в будущем. Ясно одно, в середине II тыс. н.э. традиция сооружения каменных изваяний для населения Тянь-Шаня была уже чуждой. Есть случаи, когда каменное изваяние использовалось как строительный материал для перекрытия входа подбойной могилы. Это одно из показателей трансформации поминальной практики в среде тяньшанских племен.
Рассмотренные типы поминальных памятников древности и средневековья не эволюционировались до современности, а менялись формы.
В рамках исследовательских меропроиятий данное исследование в рамках исследовательских работ «Центра тюркских цивилизаций» КТУ будут продолжены. Дело в том, что в ходе археолических разведок выявлены новый круг поминальных памятников средневекового времени и обнаруживались ранее неизвестные в кругу исследователей памятники письменности на камне. Соответственно в ареал исследований будут включены задачи для выявления памятников письменности.
По материалам указанных исследований автору удалось выступить с докладами на международных конференциях в Бишкеке и в Новосибирске .

Поделиться:



49/365: Узгенский рис
Координаты: Ферганская долина Ближайшие населенные пункты: Узген, Баткен, Джалал-Абад Кыргызстан является родиной уникальных сортов риса, которые пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и среди ценителей ...
  • 49/365: Узгенский рис
    Координаты: Ферганская долина Ближайшие населенные пункты: Узген, Баткен, Джалал-Абад Кыргызстан является родиной уникальных сортов риса, которые пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и среди ценителей ...
  • 48/365: Крепость Кудаяр–хана
    Координаты: 39°46'19.86"N 71° 2'7.34"E Ближайшие населенные пункты: Тунук–Суу, Сары–Тала, Кан, В среднем течении река Сох принимает приток Абголь (река из озера), в устье которого, на речной террасе, приютилось одноименное ...
  • 47/365. Водопад Шаар. Падающий из горы
    Координаты: 41.062675, 76.009721 Ближайшие населенные пункты: Бирлик, Ат-Баши, Баш-Каинды, Талды-Суу, 1 мая Водопады как уникальные туристские ресурсы во всем мире привлекают миллионы отдыхающих. К водопадам прокладывают горные ...
  • 46/365: В поисках снежного лотоса
    Ближайшие населенные пункты: – Энильчек, Ак-Булун, Жергалан Координаты: Тескей-Ала-Тоо, Ак-Суйский район В Кыргызстане на высоте более 3000—4500 метров над уровнем моря растут удивительные цветы – снежные лотосы. Научное ...
  • 45/365: Журавлиное урочище- Каркыра.
    Ближайшие населенные пункты: Жергалан, Ак-Булун, Кен-Суу Координаты: 42.690883, 79.178700 Каркыра ( каз. Қарқара; в верховье — Кокжар, Джаак) — река, берущая начало в ледниках Кюнгёй-Ала-Тоо. Протекает в Кыргызстане и ...
  • 44/365: Золотая долина Сары-Джаза
    Ближайшие населенные пункты: Энильчек, Баянкол, Каркара Координаты: 42.365255, 72.275445 Есть в Иссык-Кульской области долина, которая является настоящей колыбелью человечества. Здесь можно встретить места, куда еще не ступала ...
  • 43/365: Беш-Таш : Легенда о пяти разбойниках
    Ближайшие населенные пункты: Талас, Бакай-Ата, Кум-Арык, Колба Координаты: 42.365255, 72.275445 Природный парк «Беш-Таш» сто в переводе с кыргызского означает «пять камней», находится южнее г. Таласа на северных склонах ...
  • 42/365: Комплекс Манас-Ордо
    Ближайшие населенные пункты: Ташарык, Талас Координаты: 42°31'35"N 72°22'46"E Это еще одно историческое сооружение с богатой историей, расположенное на Великом Шелковом пути на территории Кыргызстана. Кумбез находится в 22 км ...
  • 41/365: Священные камни урочища Тамга-Таш
    Ближайшие населенные пункты: Тамга, Тосор, Барскоон Координаты: N 42 06.786 E 077 31.303 На озеро Иссык–Куль туристы едут в поисках яркого солнца, прохладной воды и золотистых пляжей. Однако любители понежиться на солнышке и ...
  • 40/365: Саймалуу-Таш: Каменные страницы истории
    Ближайшие населенные пункты: Атай, Арал,Казырман Координаты: 41°10'31"N 73°48'47"E. Саймалуу-Таш в переводе с кыргызского означает «узорчатый камень»-«рисованный камень», расшитый камень. Так называется небольшое ущелье на ...

контактная информация
информация о сайте