homesite_mapsearch



ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ (лента новостей)архив новостей
28-11-2016, 08:57
28-11-2016, 08:53
28-11-2016, 08:47
28-11-2016, 08:42
28-11-2016, 08:17
КУРСЫ ВАЛЮТ НБКР

69.2439
+0.00%
73.5197
-1.59%
1.0939
+0.14%
0.2071
+0.10%
АРХИВ НОВОСТЕЙ

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  -ЭКОstan
(фотофакты, экология, окружающая среда)
  -ВИДЕОКАТАЛОГ
(видеография)

В Международном университете Кыргызстана и Кыргызском экономическом университете в этом учебном году нет бюджетных мест в связи с переходом на самофинансирование.
  -ПОГОДА
(сегодня)
Сегодня, Сб, 10/12/2016
00:00-1 ⁰CБез осадков
06:00-2 ⁰CБез осадков
12:000 ⁰CБез осадков
18:00-1 ⁰CБез осадков
  -ВРЕМЯ ПОКАЖЕТ


  -ЛИЦО ВРЕМЕНИ
  -РЕКЛАМА


  -ВРЕМЯ от ВРЕМЕНИ
(цитата)
  -ИНФОГРАФИКА

  -ВНЕ ВРЕМЕНИ
(электронная библиотека сайта)
  -ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
(гость сайта)




  -ЖЫРГАЛБАЙ & ЧУЧУКБЕК
  -О ВРЕМЕНА! О НРАВЫ!
(Анэс Зарифьян, беспартийный поэт)

  -РЕКЛАМА

  -НАШЕ ВРЕМЯ
(о нас)



  -ВРЕМЯНКА
(социально-политический анекдот)
  -РЕКЛАМА

Яндекс.Метрика
ОТРЕЗОК ВРЕМЕНИ


Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.ВРЕМЯ.KG
19-08-2011, 15:21

54.157.19.94

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

В Центральном Тянь-Шане среди многочисленных археологических памятников полукочевого населения Киргизии находится архитектурное сооружение из камня, известное в научной литературе советского периода как караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.
Здание расположено на высоте около 3500 м над ур. м. в западной оконечности Ат-Башинского горного массива, на берегу притока р. Кара-Коюн — извилистой речки Таш-Рабат. Здесь, в долине р. Кара-Коюн, проходил древний караванный путь, связывавший Семиречье и Фергану с Кашгаром. Политическое и торговое значение этой дороги отмечено для II—I вв. до н. э. и в I—II вв. н. э., затем она уступает свою роль северному пути.

Только в первой четверти XIII в, когда из-за нашествия орд Чингисхана северный шашско-тюркский путь был закрыт для купцов, движение по старой дороге возобновилось. Памятник стоит особняком среди раннесредневековых поселений Тянь-Шаня. От ближайшего города-ставки тюркских каганов Атбаш (современный Кошой-Коргон) он удален на 66 км.

Таш-Рабату посвящена довольно обширная литература. Более чем за столетнюю историю его изучения высказано несколько, порой противоречащих друг другу, мнений о функции здания и времени его строительства.
Примечательно, что историко-архитектурная значимость Таш-Рабата и его уникальность отмечается как в первых упоминаниях — отчетах и докладах выдающихся русских путешественников и исследователей природы Центральной Азии, так и в статьях советских специалистов вплоть до настоящего времени. Поскольку история изучения памятника неоднократно излагалась в предшествующих публикациях о нем 3, то в нашей монографии приводятся только те сведения, которые имеют значение для характеристики здания...

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Впервые краткая информация о Таш-Рабатэ дана ученым-просветителем Ч. Ч. Валихановым, возвращавшимся из Кашгарии в 1859 г. По его словам, постройку «рабата» приписывают бухарскому хану Абдулле, «По стилю, — пишет он, — Таш-Рабат принадлежит к лучшей архитектурной эпохе, чем теперь в Кашгаре. Азиатцы, склонные к суеверию, считают, что все то, что требует большого труда и искусства является чем-то сверхъестественным». Свое описание памятника он дополнил схематичным наброском плана и сообщением об «уважении к этому зданию и его построителю» населения и проезжающих.

Об этом же пишет и путешественник А. Войцехович в заметке «Таш-Рабат», где приводит две легенды о нем. Согласно одной из них Таш-Рабат называется укреплением, построенным на границе древнего ханства одновременно с крепостью у г. Ош.

В 1879 г. памятник осмотрел краевед А. М. Фетисов, отметивший вокруг множество свежих могил дунган, погибших во время массового бегства из Кашгарии зимою 1877 г. Со слов местных жителей («сартов») им записано, что Таш-Рабат «построен Абдуллой-ханом 500 лет назад с благотворительной целью».

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Более обстоятельные сведения о Таш-Рабате приводит в 1886 г. энтузиаст исторического краеведения Н. Л. Зеланд, который впервые высказал предположение о размещении здесь буддийской или христианской общины. Он считал, что по архитектурному облику и характеру планировки здание не могло быть караван-сараем.

В своих путевых записках исследователь приводит сообщение подполковника Волкова, который 15 годами раньше (в 1871 г.) видел на штукатурке стен «грубые фигуры трехглавого коня и пятиглавого дракона» (чего, однако, не отметил Ч. Ч. Валиханов, упоминая об «арабесках» центрального зала. — С. П.). У местного населения, по наблюдениям Н. Л. Зеланда, сохранились о памятнике «самые противоречивые и неправдоподобные легенды». Его проводники, например, утверждали, что в здании Таш-Рабат похоронены «сарты и киргизы».

Не обошел вниманием Таш-Рабат и выдающийся русский востоковед В. В. Бартольд. Не имея возможности лично обследовать памятник во время своей поездки по Средней Азии, он описывает его по рассказам очевидцев, фотоснимкам поручика Ковалева 1894 г. и плану здания, сделанному офицером Нарынского гарнизона Карнауховым.

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Сравнивая Таш-Рабат с Ахыр-Ташем, он ссылается на П. Лерха и Н. Л. Зеланда, которые оба эти здания рассматривали как древние монастыри. «Замечательно, — пишет он — что киргизы рассказывают о Таш-Рабате такое же предание, как об Ахыр-Таше...» Однако, сообщая о деятельности могулистанского правителя XV в. Мухаммед-хана (умер в 1416 г.), в «Очерках истории Семиречья» В. В. Бартольд замечает, что ему приписывают постройку «знаменитого здания Таш-Рабат в местности, где впоследствии жили киргизы».

Наиболее подробным сообщением о памятнике в досоветское время является статья историка и краеведа Н. Н. Пантусова «Таш-Рабат», которая снабжена схематичным планом и разрезами, снятыми при помощи инструментов в 1888 г. подполковником из Нарынского укрепления К. А. Ларионовым. Им прочитаны оставленные на штукатурке посетительские «сартские» надписи, относящиеся к 1803, 1813, 1873 гг.

Имея сведения о ранее найденном здесь несторианском кайраке, и приводя местные легенды, Н. Н. Пантусов, как и ранее Н. Л. Зеланд, признает за зданием значение христианского монастыря. В 1940 г., спустя сорок лет со времени последнего обследования Таш-Рабата появляется новая публикация о нем, принадлежащая группе архитекторов из Киргизии (Г. А. Сутягину, М. Г. Полищуку, В. К. Змиевскому). Они провели архитектурный обмер памятника, сделали зарисовки и фотофиксацию его.

По итогам работ в республиканской газете помещена заметка, в которой Таш-Рабат, без всякой аргументации определен как мечеть и остановочный пункт на трассе торгового пути, построенный при кашгарском хане Махмуд-Али в 1485—1505 гг., а также как некрополь или крепость, «где, возможно, совершались религиозные обряды».

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Интересные сведения о Таш-Рабате приводит в своей неопубликованной монографии архитектор Б. Н. Засыпкин. Глава о Таш-Рабате написана по материалам А. Н. Бернштама и упомянутым архитектурным обмерам М. Г. Полищука, А. М. Сутягина и В. К. Змиевского. По начертанию кривых арок, их пропорциям и системе сталактитов Б. Н. Засыпкин считает возможным отнести постройку к первой половине XV в., предположить участие в ее возведении мастеров из Самарканда.

Оспаривая интерпретацию Таш-Рабата как караван-сарая, Б. Н. Засыпкин считал, что возникновение здания было связано с завоеванием Ферганы в 1414 г. Улукбеком и предназначалось для временных остановок вооруженного конного отряда (численностью 40—45 человек). При этом купольный зал рассматривался как помещение для трапез, отправления религиозных обрядов или как мечеть (с михрабом в западной нише).

В 1980 г. в связи с намечавшимися работами по реставрации ряда известных средневековых памятников Киргизии Таш-Рабат изучается архитекторами Б. В. Чурлявым, В. Е. Нусовым и В. А. Голубевым. Впоследствии была опубликована подробная статья В. Е. Нусова в Трудах ФПИ и издана книга с описанием Таш-Рабата. Автор считает здание укрепленным пунктом для посольских связей Тимуридского государства с Китаем, а примененные при его возведении архитектурно-строительные приемы, формы стрельчатых арок и стиль декора близкими к архитектурной школе Самарканда XV в.

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Дважды, в 1972 и 1976 гг., к Таш-Рабату выезжала экспедиция Института истории АН Киргизской ССР для изучения посетительских надписей, оставленных на его стенах. Одна из них, датированная 1848 г., гласит, что некто (имя неразборчиво) в память о любимой жене заказал здесь чтение «хатми-корана». Как и первые исследователи Таш-Рабата, члены Киргизской историко-археологической экспедиции пришли к заключению, что памятник использовался верующими киргизами как почитаемое место: здесь совершались моления, поминки и погребения. При этом ими отмечено, что специально предназначенных для размещения скота и товаров помещений в здании не предусмотрено.

Такова характеристика памятника по архивным и литературным источникам. Из сообщений предшествующих исследователей известно, что Таш-Рабат считался у кочевников за «несомненное чудо» и расценивался как нечто «сверхъестественное». Необычный облик здания породил у окрестного населения множество легенд. Поверье, записанное Ч. Ч. Валихановым, А. Войцеховичем и В. К. Змиевским, о том, что количество комнат в здании меняется с каждым новым счетом, (существует и поныне. Народные предания, записанные путешественниками, связывают его строительство с различными именами и событиями и, как было отмечено Н. Л. Зеландом, неправдоподобны и противоречивы.

По легенде, приведенной В. В. Бартольдом в «Очерках истории Семиречья», строителем здания считается могулистанский правитель XVI в. Абдулла-хан, а в его «Отчете о поездке в Среднюю Азию с научной целью», помещено предание, по которому Таш-Рабат является укреплением китайцев, «вторгшихся в эту местность со стороны Ак-Су». Против них была воздвигнута крепость Кошой-Коргон богатырем Кошоем, сподвижником легендарного Манаса.

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Статья А. Войцеховича также доносит до нас две легенды. Одна из них следующего содержания: «Давно, очень давно, жил некий хан, у которого было два сына. Сыновей хан своих одинаково любил и признавал умными и способными унаследовать управление ханством, но так как ему не хотелось разделять свое государство на две части, и он не знал, которому из сыновей отдать предпочтение, то решил испытать их, для чего, призвав к себе, объявил им следующее: «Дети мои! Я люблю вас рано и нахожу достойными управлять ханством, но я не хочу разделять свое государство, а потому вот вам мое решение: идите в разные стороны, поселитесь между своим народом и решите, что нужно для благоденствия и счастья своих подданных». Сыновья разъехались. Прошло достаточно времени.

Старший, прийдя к мысли, что могущество государства заключается в вооруженной силе, начал строить крепости на границе ханства. Одну построил недалеко от города Оша, а другую — описываемый Таш-Рабат. Младший поступил иначе. Он находил, что того же можно достичь гораздо лучше развитием земледелия, торговли и промышленности, улучшением быта к подданных и распространением грамотности среди них. Своими действиями он заслужил любовь своего народа; а вместе с тем и унаследовал ханский престол».

Вторая легенда повествует, что на жителей этой местности, прогневивших бога, было послано страшное наводнение, в котором погибло все население кроме двух благочестивых отца и сына. В благодарность за спасение отец решил построить в пустыне, неподалеку от города, большое здание в напоминание потомкам о божьей милости. Начавшееся строительство было прервано появлением прекрасной пэри, которая увлекла за собой сына.

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Подобные предания приводятся также в работах А. М. Фетисова, В. В. Бартольда и Н. Н. Пантусова. Последний вместе с тем замечает: «Легенда эта опровергается тем, что судя по всем признакам, здание это существовало в совершенно оконченном виде долгое время». Еще две легенды из статьи Н. Н. Пантусова «Таш-Рабат» рассказывают о пришельцах «из Рима». В одном случае — это святые отец с сыном, незакончившие строительство замка, в другом — «религиозное братство».

«Назад тому много лет, когда кара-киргизы были еще не правоверными, а поклонялись огню, поливая его салом и совершая поклонение перед светильником, пришел в этот край из Рима, племени арабов, умный человек с людьми, ему по религии подчиненными, и все они исповедывали не ту религию, какая была у кара-киргизов. Как могучий батыр, он вместе со своими подданными и приступил к постройке необыкновенного здания, которое и было построено в короткое время; поселившись в нем, они стали учить народ, живший в этой местности, и давать приют нуждающимся; по прошествии долгого временя главный настоятель куда-то исчез, а остальные люди взяты в плен и уведены народом, надвигающимся в то время с запада на восток». Это предание Н. Н. Пантусов считал правдоподобным и предполагал, что в нем говорится о «пришельцах несторианах», которые в Таш-Рабате основали монастырь.

В 1904 г. в «Заметках о древностях Семиреченской области» Н. Н. Пантусов со слов киргизов сообщает, что Таш-Рабат построил бухарский хан Абдылла во время похода против калмыков. Он прогнал калмыков с завоеванных земель Туркестана и, желая увековечить свое имя, по всему пути завоеваний «построил 1001 рабат: Таш-Такыр в Аулиэ-Атинском уезде, башни-бурана в Узгене и Токмчке, Таш-Рабат в Ат-Башинском участке и Кок-рабат в Кашгарской провинции». Спустя сто лет киргизы, вернувшиеся в Атбашинскую долину с ханом Урманом во главе, застали покинутый калмыками Кошой-Коргон.

Крепостью этой воспользовался батыр Кошой, который был на службе у Аулиэ-Атинского хана Манаса и управлял киргизами от Таш-Рабата до р. Текеса. Около Таш-Рабата им был выставлен передовой караульный пост против калмыков, находящихся по ту сторону Тянь-Шанекого хребта. Измена жены Кошоя, которая передала известие врагу о малочисленности киргизского войска, способствовала взятию крепости Кошой-Коргон копальскими военачальниками Джолоем и Конурбаем.

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Таким образом, как уже было замечено А. Н. Бернштамом, в народной памяти, возникновение Таш-Рабата, в отличие от рядом расположенного Кошой-Коргона (городище Атбаш), не связывается с деятельностью местного населения. Причину противоречивости рассказов о средневековых постройках в бассейне р. Нарын В. В. Бартольд видит в отсутствии сведений о киргизах в этой местности до «Тарих-и Рашиди». Согласно китайской рукописи 1770 г. «Сиюй чжи», киргизы «спасаясь от беспорядков» появились в горах Тянь-Шаня в середине XV в.

Отмечая древность Таш-Рабата, русские путешественники воздерживались от определения возраста памятника и от категоричных суждений о причинах его возникновения. Называя здание рабатом, Ч. Ч. Валиханов, В. В. Бартольд и А. М. Фетисов не высказывали собственный взгляд на его первоначальную функцию, а употребляли общепринятое определение, составляющее название памятника. Именно результатом критического переосмысления типологической принадлежности здания явилось то, что несмотря на собственный перевод с тюркского языка слова «рабат» как караван-сарай, Н. Н. Пантусов разделил мнение Н. Л. Зеланда о культовом характере не стройки.

На датировку и определение функции памятника советскими исследователями заметно повлияло описание в «Тарих-и Рашиди» безымянного рабата, построенного правителем Могулистана Мухаммед-ханом (1408 — 1416 гг.), которое до сих пор считается первым упоминанием о Таш-Рабате. Этим объясняется, по-видимому, отнесение (порой бездоказательно) здания к типу караван-сараев XV в. Для объективности оценки приводимых в литературе сопоставлений, ниже приводим отрывок из «Тарих-и Рашиди»: «Мухаммед-хан выстроил рабат на северной стороне теснины Чатыр-Куля. В конструкции этого здания он употребил крупные камни, подобные тем, которые можно лишь видеть в иморатах Кашмира. Тот рабат имеет шесть дверей по двадцать гязов высоты. Когда войдешь в его ворота, направо — коридор примерно в тридцать гязов. Там сделан купол - в двадцать гязов высоты, весьма красивый. Под перекрытием арки — проход. На западном краю его (рабата) сооружена мечеть примерно в пятнадцать гязов. По всем сторонам ее более двадцати дверей. Все эти сооружения сделаны целиком из камня. А над воротами громадные каменные глыбы, которые меня очень поражали до того, как я увидел кашмирские здания».

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Кажущееся на первый взгляд сходство этого рабата с Тянь-Шаньским памятником сделало возможным их отождествление. Однако при детальном сравнении построек, оно оказывается неверным. Так, рабат Мухаммед-хана «имеет шесть дверей по двадцать гязов», в здании Таш-Рабат — только один вход. Далее Хайдер пишет: «Когда войдешь в его ворота, направо — коридор... Там сделан купол в двадцать гязов высоты...» Но в памятнике Таш-Рабат не один, а два боковых коридора — направо и налево от входа, которые ведут в десять небольших купольных помещений. Вход же в высокий зал («купол») находится на одной оси с портальной аркой. Если сопоставить размеры обоих рабатов, то получается следующее. При гязе, который в XV в. колеблется от 60 до 80 см, высота каждой из шести «дверей» в Таш-Рабате должна была бы достигать 12 — 16 м, в действительности же самый высокий наружный вход до стрелки арки имеет только 4,2 м, остальные — не превышают 1,7 м.

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Длина коридора «направо от входа», упомянутого в рукописи рабата, 18 — 24 м, в Таш-Рабате протяженность боковых коридоров по 11,65 м. Лишь две величины — высота «купола в 20 гязов» (12 — 16 м) и длина (?) «мечети» в 15 гязов (9 — 12 м) — приближены к размерам квадратного зала, стены которого в плане равны 9 м, а высота до зенита самого крупного, но частично разрушенного центрального купола по графической реконструкции приведенной ниже — 12,85 м. Однако «купол» рабата и мечеть «на западном краю его» описаны, как два различных объема, и представляются нам отдельными сооружениями, а не совмещенными в одном квадратном зале. Кроме того, наш памятник находится не в «теснине Чатыр-Куля», а отделен от нее горным хребтом. Путь от здания к озеру длиною в 35 верст (более 37 км), по сведениям Ч. Ч. Валиханова 30, лежит через перевал Таш-Рабат.

Следовательно, в «Тарих-и Рашиди» речь идет о другой постройке — рабате с большим периметром стен, включающем шесть высоких входов, и обширным двором (может быть, и не одним), с отдельно стоящими мечетью и мехмонханой, окруженной худжрами. На карте «Маршрутов археологических экспедиций 1944 — 1945 гг.» в долине озера Чатыр-Куль, на северном склоне горного хребта Торугарт А. Н. Бернштам указал два необследованных памятника. Возможно, сведения Мирзы Мухаммада Хайдера относятся к одному из них.

Известия о каменном рабате в Атбаши, построенном Мухаммед-ханом, сыном Хызоходжи-хана, «еще до того, как мырза Улукбек заложил свою обсерваторию» имеется также в «Хронике» Шах-Махмуд Чураса. Однако О. Ф. Акимушкин в комментариях, сопровождающих перевод источника, указывает, что это описание рабата заимствовано из рукописи Мухаммада-Хайдера «Тарих-и Рашиди» и с «изрядными сокращениями».

Таким образом, в двух средневековых источниках речь идет об одной и той же постройке, которая, на наш взгляд, не соответствует Таш-Рабату. Из сказанного можно также заметить, что многое в опубликованных материалах о памятнике спорно и неясно. Дискуссионными являются два принципиально важных вопроса: первоначальное назначение объекта и дата его строительства. Предложения, высказанные ранее относительно возникновения постройки, не могут быть приняты безоговорочно, т. к. не подкреплены данными археологических исследований, и носят гипотетический характер. До сих пор все сообщения о Таш-Рабате были сделаны на основании визуального изучения, упрощенных обмеров или по материалам предшествующих исследований.

Караван-сарай XV в. — Таш-Рабат.

Прилагаемые к текстам иллюстрации зачастую схематичны (например, путевой набросок Ч. Ч. Валиханова), или содержат ряд неточностей (планы здания, представленные Н. Н. Палтусовым, В. К. Змиевским и В. Е. Нусовым). Это объясняется тем, что завалы внутри сооружения не давали возможности составить правильное представление о нем.

Систематическое археологическое исследование Таш-Рабата началось с 1978 г., когда, по решению Министерства культуры Киргизской ССР, памятник готовился к реставрации. Тогда работники Специальной научно-реставрационной производственной мастерской (Б. В. Помаскин, Е В. Фролов и С. Я. Перегудова) при участии археолога Института истории АН Киргизской ССР М. К. Кубатбекова приступили к его архитектурно-археологическому изучению. В 1979 г. экспедицией СНРПМ, к которой присоединились еще два архитектора (С. С. Меркулова и С. А. Курочкина) были закончены архитектурно-археологические обмеры здания, расчистка его помещений, а также сделаны стратиграфические разрезы вдоль фасадов. Изучение Таш-Рабата завершилось в 1980 г. археологическими работами на территории памятника, целью которых было выявление синхронных ему построек и обследование примыкающего могильника. Специальное архитектурно-археологическое обследование Таш-Рабата, проведенное за три полевых сезона, дало возможность ставить вопрос о пересмотре утвердившихся взглядов на возраст и назначение постройки.
Часть наблюдений по итогам полевых исследований 1979 г. доложена на региональной конфер

енции в 1980 г. в г. Ташкенте, нашла отражение в материалах Всесоюзной конференции «Культура и искусство Киргизии» в 1983 г. и опубликована в обобщающих исследованиях киргизских историков в новом издании «Истории Киргизской ССР» (1984 г.). Целью настоящей работы является всесторонняя характеристика архитектурного сооружения и раскрытие его научно-познавательной ценности, как многогранного комплексного источника. Автор приносит искреннюю благодарность за консультации, проведенные в процессе подготовки рукописи В. Д. Горячевой и В. Я. Галицкому.

«Таш-Рабат», С.Я. Перегудова

Полный фоторепортаж на photo.kg

Поделиться:



49/365: Узгенский рис
Координаты: Ферганская долина Ближайшие населенные пункты: Узген, Баткен, Джалал-Абад Кыргызстан является родиной уникальных сортов риса, которые пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и среди ценителей ...
  • 49/365: Узгенский рис
    Координаты: Ферганская долина Ближайшие населенные пункты: Узген, Баткен, Джалал-Абад Кыргызстан является родиной уникальных сортов риса, которые пользуются спросом не только в странах ближнего зарубежья, но и среди ценителей ...
  • 48/365: Крепость Кудаяр–хана
    Координаты: 39°46'19.86"N 71° 2'7.34"E Ближайшие населенные пункты: Тунук–Суу, Сары–Тала, Кан, В среднем течении река Сох принимает приток Абголь (река из озера), в устье которого, на речной террасе, приютилось одноименное ...
  • 47/365. Водопад Шаар. Падающий из горы
    Координаты: 41.062675, 76.009721 Ближайшие населенные пункты: Бирлик, Ат-Баши, Баш-Каинды, Талды-Суу, 1 мая Водопады как уникальные туристские ресурсы во всем мире привлекают миллионы отдыхающих. К водопадам прокладывают горные ...
  • 46/365: В поисках снежного лотоса
    Ближайшие населенные пункты: – Энильчек, Ак-Булун, Жергалан Координаты: Тескей-Ала-Тоо, Ак-Суйский район В Кыргызстане на высоте более 3000—4500 метров над уровнем моря растут удивительные цветы – снежные лотосы. Научное ...
  • 45/365: Журавлиное урочище- Каркыра.
    Ближайшие населенные пункты: Жергалан, Ак-Булун, Кен-Суу Координаты: 42.690883, 79.178700 Каркыра ( каз. Қарқара; в верховье — Кокжар, Джаак) — река, берущая начало в ледниках Кюнгёй-Ала-Тоо. Протекает в Кыргызстане и ...
  • 44/365: Золотая долина Сары-Джаза
    Ближайшие населенные пункты: Энильчек, Баянкол, Каркара Координаты: 42.365255, 72.275445 Есть в Иссык-Кульской области долина, которая является настоящей колыбелью человечества. Здесь можно встретить места, куда еще не ступала ...
  • 43/365: Беш-Таш : Легенда о пяти разбойниках
    Ближайшие населенные пункты: Талас, Бакай-Ата, Кум-Арык, Колба Координаты: 42.365255, 72.275445 Природный парк «Беш-Таш» сто в переводе с кыргызского означает «пять камней», находится южнее г. Таласа на северных склонах ...
  • 42/365: Комплекс Манас-Ордо
    Ближайшие населенные пункты: Ташарык, Талас Координаты: 42°31'35"N 72°22'46"E Это еще одно историческое сооружение с богатой историей, расположенное на Великом Шелковом пути на территории Кыргызстана. Кумбез находится в 22 км ...
  • 41/365: Священные камни урочища Тамга-Таш
    Ближайшие населенные пункты: Тамга, Тосор, Барскоон Координаты: N 42 06.786 E 077 31.303 На озеро Иссык–Куль туристы едут в поисках яркого солнца, прохладной воды и золотистых пляжей. Однако любители понежиться на солнышке и ...
  • 40/365: Саймалуу-Таш: Каменные страницы истории
    Ближайшие населенные пункты: Атай, Арал,Казырман Координаты: 41°10'31"N 73°48'47"E. Саймалуу-Таш в переводе с кыргызского означает «узорчатый камень»-«рисованный камень», расшитый камень. Так называется небольшое ущелье на ...

контактная информация
информация о сайте