Роковая подмена в челябинском роддоме подтвердилась через 30 лет

Роковая подмена в челябинском роддоме подтвердилась через 30 лет


На каждом кормлении Зоя твердила, как заведенная: «Это не мой ребенок, не мой». Но врачи злились и грозились упечь молодую мать в психушку.
Катя Туганова и Люция Тулигенова

«Это не мой ребенок»

История берет начало в 1987 году. В соседних палатах челябинского роддома лежали женщины с похожими фамилиями: в одной Зоя Туганова, в другой Эльвира Тулигенова. Зоя русская, замужем за татарином, а Эльвира башкирка. Обе родили в один день, у обеих дочки.
Зоя хорошо запомнила личико своего третьего ребенка, которое увидела в день, когда он появился на свет: «Светленькая, кожа белая, глаза большущие», — вспоминает она. Но когда ей принесли дочь на второй день, в свертке она увидела совсем другое лицо — смуглая кожа, темные волосы. «Я давай ругаться, мол, вы мне чужого ребенка принесли, она — не русская. А мне сказали: так ведь у вас муж — татарин, чего вы спорите», — приводит слова Зои Тугановой kp.ru.
На каждом кормлении Зоя твердила, как заведенная: «Это не мой ребенок, не мой». Зная, что в соседней палате лежит женщина с похожей фамилией, требовала сравнить детей. Врачи злились, грозились упечь молодую мать в психушку.
В другой семье подвох почуял супруг: увидев светловолосую дочь, он тут же понял, что это не его ребенок, и обвинил жену Эльвиру в измене. Та клялась, что, кроме него, у нее никого не было. Он не верил, из-за чего нередко потом избивал супругу.
Роковая подмена в челябинском роддоме подтвердилась через 30 лет
Зоя Туганова / Скриншот из видео

Свой среди чужих

Смирившись с увещеваниями врачей, Тугановы приняли выданную им дочь и назвали Катей. Девочка была третьим ребенком в семье, но в любви ей не отказывали, окружали заботой, и, хотя внешне Катя совсем не была похожа на родителей, вопрос о том, родная она или нет, никто не обсуждал.
До семи лет малышка постоянно болела, так как с рождения у нее был порок сердца. Но после того, как ей сделали операцию, здоровье перестало беспокоить. Училась Катя хорошо, а после школы пошла по стопам мамы и посвятила жизнь работе на железной дороге. Сейчас она воспитывает 8-летнего сына.
Девочка, которая оказалась в семье Тулигеновых, была наречена Люцией. Жила она в башкирской деревне в 50 км от Челябинска в не самых благоприятных условиях. Её родители крепко выпивали и почти не работали. Чтобы не голодать, маленькая Люция вместе с братом и сестрой попрошайничали. Когда ей исполнилось 13 лет, девочка оказалась в детдоме, потому что мать умерла от пьянки, а отца посадили за убийство односельчанина.
Образования Люция так и не получила, замуж вышла рано и родила троих детей. Её супруг безработный, поэтому семья обитает в заброшенном доме, выживая на пособие по инвалидности, которое получает Люция (в детстве у нее болели уши, но лечением никто не занимался, что вылилось в осложнения, приведшие к инвалидности).

«За эту роковую ошибку должны ответить те, кто ее совершил»

Рассказать дочери о подмене в роддоме Зоя Туганова решилась спустя 30 лет после ее рождения, когда не стало ее собственного супруга: «Я смотрела передачу, где детей перепутали, и начала рыдать во весь голос. Тут уж Катя не выдержала, говорит: „Мам, что случилось?“. Я все рассказала».
Сведения о дочке Тулигеновых нашли в социальных сетях, написали сообщение и договорились встретиться в клинике, чтобы сдать анализ ДНК. «Я сразу узнала глаза, которые смотрели на меня в роддоме тридцать лет назад», — делится Зоя Туганова. Экспертиза выявила совпадение на 99,9%.
Теперь настоящая мать Люции, которой уже 70 лет, собирается судиться с врачами челябинского роддома и требует 3 млн рублей компенсации. «За эту роковую ошибку должны ответить те, кто ее совершил», — говорит она. Зоя сожалеет, что сама не может помочь своей дочери, но рассчитывает, что хотя бы денежная компенсация даст Люции возможность наладить сломанную жизнь.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.